«Черный рынок» алкоголя в СССР 1980-х

Уж чего-ничего, а выпить-то в СССР любили многие. Кто-то выпивал редко, кто-то часто, а для самых безнадежных день начинался с мыслей о том, где бы достать хоть чего-нибудь горячительное (да поскорее).

 

Купить спиртное можно было (за исключением времени проведения антиалкогольных кампаний) в любое время, когда работали магазины. Такая же ситуация касалась рюмочных, кафе и ресторанов. А где же было купить чего-нибудь, содержащее градусы, когда все торговые точки закрыты? Так какие же были варианты, позволяющие получить вожделенные напитки, когда официальная торговля уже прекратилась, а выпить охота.


ВАРИАНТ №1. ТАКСИСТЫ

 


У таксистов водка водилась всегда. Даже во времена «сухого закона».
Таксисты, как известно, ушлые ребята, которые всегда найдут способ дополнительного заработка. В СССР еще с брежневских времен они торговали водкой в вечернее и ночное время. Схема обогащения была простой. Самая обыкновенная водка покупалась в государственных магазинах в их рабочие часы, а затем перепродавалась в полтора-два раза дороже. В праздничные дни спиртное могло стоить еще дороже. Зато у таксистов спиртное можно было купить всегда. Даже во времена знаменитой борьбы с пьянством, развернутой Горбачевым. И не пугали их ни милиция, ни ОБХСС.
ВАРИАНТ №2. «НЕХОРОШИЕ» КВАРТИРЫ

 
 


Торговля водкой не выходя из дома. Отличный заработок, если, конечно, не «накроют».
Если таксисты продавали водку с «колес», то некоторые граждане делали это не покидая своих квартир. Схема все такая же простая – водка покупается днем и ночью продается с лихой «накруткой». Помимо водки в таких квартирах можно было купить напитки и попроще – например тот же самый самогон. В отличии от таксистов, «домашние» бутлегеры работали в основном с «проверенной», хорошо знакомой клиентурой, чтобы избежать лишних проблем с правоохранительными органами.
ВАРИАНТ №3. ОКРЕСТНОСТИ СПИРТЗАВОДОВ

 

Под таким забором сотрудникам спиртзавода можно было сделать едва заметный подкоп и торговать продукцией родного предприятия. 
Желающим совершить возлияние в темное время суток или в периоды «водки по талонам» на помощь приходили «несуны», работающие на заводах, где производилась алкогольная продукция. Было много разных вариантов вынести готовый продукт с производства. Например, можно было налить портвейн (учет за его количеством был не сильно строгим) в грелку или резиновую перчатку и, спрятав под одежду, миновать проходную. Дальше оставалось только немного отойти от родного предприятия и найти охотников купить то, что ты только что украл. А это большого труда не составляло. Вот еще один способ «теневой» продажи алкоголя: страждущий подходил к спиртзаводу с определенной стороны и просовывал под забор «таксу». Через некоторое время ему возвращалась тара с «огненной водой».ВАРИАНТ №4. ФАРЦОВЩИКИ

 


Фарцовщики тоже были не против втридорога продать желающим что-нибудь спиртосодержащее.
Этот способ больше походил гражданам, которые были «при деньгах». Ибо банальной перепродажей водки фарцовщики занимались редко. У них водился в основном дорогой, «элитный» алкоголь. Впрочем, если высокая цена не смущала, то и этот вариант купить спиртное после N часов вечера подходил.
Вот мы и перечислили все известные нам способы, добыть алкоголь в советских реалиях в тот момент, когда магазины уже закрыты или в ту пору, когда спиртное вообще в дефиците. Если вам доводилось «доставать» крепкие напитки как-то иначе, пишите в комментарии.

http://back-in-ussr.com/2018/10/chernyy-rynok-alkogolya-v-ss...

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх