Столкновение в Чёрном море: как советские моряки таранили американцев

 

Последнее время в прессе все чаще публикуется информация о появлении кораблей ВМС США в акватории Черного моря, в то время как эксперты строят прогнозы развития событий в случае столкновения военных моряков США с российским флотом. При этом самое интересное состоит в том, что подобный инцидент уже происходил тридцать лет назад…

Дерзкая провокация

Несмотря на то, что к концу восьмидесятых годов прошлого века в отношениях между СССР и США наметилась тенденция к сближению, провокации американских военных у границ СССР происходили с завидной регулярностью.

Особенно опасной стала дерзкая выходка ракетного крейсера «Йорктаун» и эсминца «Кэрон», беззастенчиво вторгшихся 12 февраля 1988 года в территориальные воды Советского Союза в акватории Черного моря. Поскольку внутренние законы СССР и США по-разному трактовали понятие территориальных вод и прохождение по ним иностранных военных кораблей, американцы неоднократно провоцировали моряков Советского Союза на военный конфликт, заходя в спорные с их точки зрения участки водного пространства нашей страны. Одно из подобных мест располагалось вблизи побережья Крыма неподалеку от целого ряда военных стратегических объектов Советского Союза. Впервые в акватории Черного моря крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» появились за два года до описываемых событий 13 марта 1986 года. Не выключая радиолокационные станции, с явно разведывательными целями американские суда неоднократно углублялись в территориальные воды Советского Союза на глубину до 10 км. Чтобы пресечь данное недопустимое поведение американских моряков Министр обороны С.Л. Соколов дал указания главнокомандующему ВМФ В.Н. Чернавину оказать активное противодействие кораблям потенциального противника. Вскоре советской разведке стало известно о том, что в феврале 1988 года «Йорктаун» и «Кэрон» вновь планируют нарушить морскую границу СССР. Навстречу им вышел пограничный сторожевой корабль «Измаил» и поисково-спасательный корабль «Ямал». Командовал операцией капитан 2 ранга Н.П. Михеев. Советские моряки встретили корабли США у выхода из Босфора и сопроводили их до границы территориальных вод СССР, расположенной в 45 милях от Севастополя.

 

Вторжение

Спустя двое суток дрейфа в нейтральных водах крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» неожиданно развернулись и со скоростью в 14 узлов 12 февраля 1988 года вошли в территориальные воды Советского Союза. Сопровождавшие американцев советские сторожевые корабли передали капитану крейсера по радио требование немедленно покинуть территориальные воды СССР. В ответ советским морякам было заявлено, что корабли ВМФ США ничего не нарушают и продолжат двигаться прежним курсом. В данной ситуации Н.П. Михеев принял волевое решение попросту «вытолкнуть» нежданных гостей из советских территориальных вод. Пограничный СКР «Измаил» продолжил следовать своим курсом, а «Ямал» и присоединившиеся к нему сторожевики «СКР-6» и «Беззаветный» пошли на опасное сближение с американскими судами.

Самое интересное, что моряки ВМФ США до последнего момента не верили в серьезность намерений русских. Напрасно. «Беззаветный» практически вплотную подойдя к крейсеру «Йорктаун», резко повернул руль вправо, ударив правым бортом американское судно. В военно-морской практике подобный маневр имеет название «навал». Дальше произошло невероятное. Значительно меньший по своим габаритам и военному оснащению «Беззаветный» концами якоря пропорол борт американского крейсера, на котором начался пожар. В свою очередь «СКР-6» в ходе аналогичного маневра ударил по касательной левый борт эсминца «Кэрон». Кроме равной раны «борта» у американского корабля оказался срублен леер и разбита шлюпка. Однако на этом бой не закончился. «Беззаветный» развернулся и второй раз «бортанул» американский крейсер. В ходе повторной атаки «Йорктаун потерял леерное ограждение, командирский катер, пусковую установку системы «Гарпун», а пожар на его борту существенно усилился.

Бегство

Очнувшись от охватившего их шока, американские моряки в качестве ответного шага они попытались зажать «Беззаветного» между бортами своих судов. Однако капитан советского «Беззаветного» недвусмысленно направил реактивные бомбометные установки в сторону обоих американских кораблей. Одновременно «Йорктаун» и «Кэрон» получили радио, в котором Н.П. Михеев приказывал им покинуть территориальные воды СССР, в противном случае угрожая новым «навалом», которого американские суда могли просто не выдержать. На попытку американцев поднять воздух военные вертолеты, им сообщили, что они тут же будут сбиты, как нарушившие воздушную границу Советского Союза. В качестве подтверждения своих намерений Н.П. Михеев попросил направить в данный район военную авиацию флота. Едва в воздухе появились первые Ми-24, американские суда поспешно изменили курс, сначала отступив в нейтральные воды, а затем и вовсе покинув акваторию Черного моря. Победа осталась за советскими моряками. Впоследствии стало известно, что командира «Йорктауна» с треском выгнали со службы, как допустившего нанесение невосполнимого морального ущерба американскому флоту…

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх