Вальтер фон Зейдлиц: за что в СССР посадили немецкого «Власова»

Генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах был взят в плен советскими военными на исходе Сталинградской битвы в конце января 1943 года. После войны немецкий военачальник был приговорен к 25 годам лишения свободы. Однако свой срок фон Зейдлиц-Курцбах так и не отбыл. Уже через 5 лет генерала отпустили на родину.

От лейтенанта до Железного креста

Как пишет Алексей Исаев в своей иллюстрированной энциклопедии «Сталинград», Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах был потомственным военным: его отец в свое время тоже дослужился до генеральского звания.

Впрочем, сам Вальтер начинал, как и все, с самых низших ступеней. Первую Мировую войну он встретил в звании лейтенанта, а окончил в звании капитана. Когда грянула Вторая Мировая Зейдлиц-Курцбах был уже руководителем артиллерийского командования на Западном фронте. Как справедливо замечает Исаев, для Вальтера это был потолок: больше ему расти было некуда.

Впрочем, Зейдлиц-Курцбах неплохо проявил себя и в боях. Если верить Денису Соловьеву, автору книги «Пленные генералы Гитлера. Восточный фронт», в декабре 1941 года немецкий военачальник стал кавалером самой высокой награды – Рыцарского Железного креста с дубовыми листьями и получил новое звание, на этот раз генеральское. Однако белая полоса в жизни Вальтера продолжалась недолго. Во время Сталинградского сражения его войска, входившие в состав армии известного генерала Паулюса, попали в окружение, а сам Зейдлиц-Курцбах оказался в советском плену.

 

Антифашистская деятельность в плену

Как гласит издание германо-российского музея «Берлин-Карлсхорст» «Память о Сталинграде: Сталинград в российской и немецкой памяти», находясь в лагере для военнопленных, Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах стал активным членом Национального комитета «Свободная Германия», а также занял пост председателя «Союза немецких офицеров». Немецкий генерал был уверен в том, что Гитлера и его национал-социалистическую партию необходимо свергнуть для того, чтобы сохранить Германский рейх.

Несмотря на то, что, как пишет Константин Залесский в своей книге «Железный крест. Самая известная военная награда Второй Мировой войны», упомянутые организации получили поддержку властей Советского Союза и обеспечивались всевозможными пропагандистскими материалами, их деятельность в общем-то ни на что особенно не повлияла. А вот сотрудничество Зейдлиц-Курцбах с советской стороной сильно задело гитлеровцев. Генерал был объявлен предателем и заочно приговорен к смертной казни. Однако на этом дело не закончилось.

Приговор, освобождение и реабилитация

После победы над Германией «Союз немецких офицеров» был расформирован. Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах остался не у дел. Неоднократно он просил разрешения выехать на родину. Но доверия у советских властей генерал не вызывал. Как сообщают Н. Н. Берников, В. А. Всеволодов и А. А. Крупенников в своей книге «За Германию – против Гитлера!», в 1950 году Зейдлиц-Курцбаха неожиданно арестовали, 8 июля того же года трибунал Московского военного округа объявил немецкого военачальника военным преступником и приговорил его к 25 годам лишения свободы. Однако свой срок фон Зейдлиц-Курцбах так и не отбыл.

Его выпустили на свободу в октябре 1955 года. Тогда же он и вернулся домой. Это обстоятельство объяснялось не только антифашистской деятельностью Зейдлиц-Курцбаха и смертельным приговором, который ему вынесли гитлеровцы, но и приездом в Москву канцлера ФРГ Конрада Аденауэра. Спустя несколько месяцев немецкий суд тоже отменил свой приговор. Тем не менее, большинство друзей отвернулись от генерала. Поэтому Зейдлиц-Курцбах старался жить незаметно. Через 20 лет после смерти Вальтера Зейдлиц-Курцбаха прокуратура Российской Федерации его полностью реабилитировала.

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх