Как 31 год назад три сотни москвичей унизили весь Киев

Помню эту дождливую осень, город Киев и махач кругом, когда нас было только три сотни, а хохлов почти весь стадион. Но врагу никогда не добиться, чтоб склонилась моя голова. Дорогая моя столица, золотой мой «Спартак» — Москва!— древняя «спартаковская» песня-кричалка.

Два дня назад, 20 сентября исполнился 31 год знаменитому побоищу в центре Киева между фанатами московского «Спартака» и киевского «Динамо».

«Киев-1987» — это, пожалуй, самый знаменитый выезд не только спартаковских фанатов, но и всех фанатов Советского Союза.

Чтобы понять события, происшедшие в этот день (20 сентября 1987 года), надо знать предысторию.

Война фанатов «Спартака» с хохлами началась осенью 1982 года. До 1982 года «спартачи» дружили с Киевом, изначально с ними воевали кони и мусора. Когда хохлы приехали в Москву, то верные своему слову «спартачи» защищали их от вражеских выходок.

С конца 1981 года начались четыре года террора милиции на стадионах Москвы, причем иногда просто творился беспредел. Выводили целыми секторами, вязали только за то, что на шее был красно-белый шарф.

Очередной раз приехав в Москву, хохлы на своей шкуре почувствовали гостеприимство милиции. После этого кто-то из этих недоумков заявил: «Мы больше в Мяскву не ногой!». Это была самая большая глупость которую они совершили. После этого москвичи уверенно и многократно насыпали хохлам по самые не балуйся.

15 октября 1982 года был выезд «Спартака» в Киев. Московская милиция просто бесновалась на Киевском вокзале. Забирали всех подряд молодых людей, отнимали билеты, сдавали их в кассы, а самих фанатов сдавали ими вызванным родителям или грузили в машины из местных отделений и развозили по городу.

По одной из версий сданных билетов было 1500. Надо заметить, что по билетам ездило, как правило, 50−60% не больше.

300 человек доехало в Киев, но их обвинили в том, что они украли наволочку и простынь. Вызвали проводницу, но она заявила, что все на месте. Менты ей сказали, что она не понимает остроты настоящего момента. Этих 300 загнали в два прицепных вагона и под охраной отправили в Москву.

И все же, несмотря на все кордоны, на матч в Киеве попало около 450−500 фанатов. 23 пионерам немножко досталось, причем били самых маленьких. Спартаковцы не смогли стерпеть такого вероломства, и с этого года открыли многочисленные сезоны охоты на хохлов.

Вернемся к главной теме нашей истории — выезду в Киев 1987.

Задолго до выезда пошли разговоры, что на это мероприятие надо набирать только правых фанатов. Правых в тот год набралось около 350 человек.

Добирались разными путями. Я, например, ехал поездом Москва — Одесса. Поезд приехал очень рано (в 7 часов утра).

Даже в столь ранний час на вокзале присутствовали наши враги. Подойдя с несколькими нашими к куче хохлов я спросил: «А что это вы тут делаете? Как будто в Киев приехали, ведь сегодня день Москвы!».

На что последовал совершенно бестолковый ответ: «Мы своих фанов ждем.»

Я сказал: «Ну-ну, сейчас приедет девятичасовой поезд, и мы вас и ваших фанов накормим до упора». Затевать что-нибудь серьезное не было смысла, ведь нас было только 7 человек, а хохлов рыл 30.

Время шло, а хохлов все прибывало. Обстановка становилась угрожающей. Хохлы даже стали смотреть в нашу сторону не украдкой, как раньше, а нагло напрямую. Правда, стали подтягиваться и наши одиночки. К моменту прибытия фирменного поезда соотношение сил было примерно 30 на 250.

И вот наконец долгожданный поезд тормозит у первого перрона. И это сказка — на платформу вываливается вся старая гвардия.

Первым выпрыгивает Сафрон. И сразу начинается кураж. Сафрон подходит к самому здоровому хохлу и, взяв у кого-то флаг с орденом, спрашивает у него: «Спартаковский флаг целовать будешь?»

«Нет» — скромно отвечает хохол.

На что Сафрон, взяв своей пятерней морду хохла и, отталкивая его от себя, заявил: «Ну и не надо, я сегодня добрый!»

Вся толпа хохлов была просто обескуражена, но это еще не все. Сафрон берет самого маленького хохленка и обнимая его за плечи заявляет: «Ты будешь моим другом!»

Хохленок бормочет что-то нечленораздельное. Но Толик не унимается и продолжает: «Ты что, не хочешь быть моим другом? Я буду твоим тренером по боксу!»

На этой оптимистической ноте разговор заканчивается. Хохлы просто в шоке.

Собрав наконец всех наших, решили двигаться к стадиону. На ходу начинается непрерывное скандирование речевок и песен.

Сзади метрах в ста от нас плетутся опущенные аборигены. Наши пребывают в добром расположении духа, и поэтому час расплаты для хохлов откладывается. Мирный проход по тротуару нас, естественно, не устраивал.

Заняв проезжую часть московские фанаты продолжая шизить продвигались к стадиону.

В этот момент к нам подъехал милицейский козел, не выходя из машины менты заявили, что если мы не освободим дорогу, то нас всех повяжут. Интересно, как они себе это представляли?

В ответ на столь наглые заявления под машину бросили одну из припасенных магниевых бомбочек.

Ощутив взрыв под машиной, менты рванули с места с такой скоростью, что могли совершенно спокойно выйти на околоземную орбиту.

Фрагмент матча «Спартак» (Москва) - «Динамо» (Киев), 1979 год.

© Игорь Уткин и Александр Яковлев / ИТАР-ТАСС

И вот время Х наступило.

Надо сказать, что не все наши организованно подтянулись к месту сбора. За полтора часа до матча наши ряды насчитывали около 150 бойцов.

Хохлов же к тому времени набралось на площади несколько тысяч. Постепенно жажда увидеть настоящих фанатов пересилила естественное желание любого существа остаться в живых, и они начали к нам приближаться. Через некоторое время местные недоумки, видя наш почти мирный вид, стали позволять себе нелицеприятные выкрики. Естественно терпеть подобное хамское поведение у нас не было никакого желания. Начались отдельные наказания наиболее наглых представителей местной гопоты. Но ряды наших противников постоянно увеличивались и плотнели. Пришлось несколько раз рассеивать эту гопочущую массу. Все было как полагается, хохлы надвигались на нас, следовала молниеносная атака, первые ряды хохлов валились безжалостно, остальных топтали свои же убегающие от нас аборигенов. Эта нехитрая операция продолжалась несколько раз с одним и тем же концом.

В это время, видя, что обстановка совершенно накалилась, проявила себя и местная милиция. Появилась куча ментов во главе с майором и вежливо пригласила дорогих московских гостей проследовать на стадион. Проходя мимо кордона, я был не пущен в связи с наличием в моей сумке разборного древка для флага. В ответ на предложение сдать древко я спросил: «А станцевать вам не надо?» и был, естественно не допущен вместе со всеми, что мне несказанно помогло не пропустить самое интересное. В это время к стадиону стала приближаться группа старой гвардии.

Надо заметить, что напротив стадиона через площадь и Красноармейскую улицу находятся Троицкие бани. Посередине здания арка, закрытая решетчатыми воротами с калиткой. В эту арку и пошла отлить переработанные местные спиртные напитки небольшая группа московских фанатов.

Увидев ее малочисленность, туда ворвалась банда местных полудурков и решила устроить там мордобой. Естественно, они были быстро загашены, и драка вылилась на улицу.

Совершенно случайно через дорогу находился младший Пушкин и успел сделать два кадра.

На одном из них видно, как нашему Шлемину пробили голову двумя ударами в одно место ремнями. Один из бивших был Зона из Днепропетровска, на кадре он пытается «сделать ноги». На этом же кадре видно как к месту событий бежит Портос (в майке с № 25). Когда его потом на Петровке спросили: «А ты зачем бежишь?» «Разнимать!!!» — последовал ответ доброго Портоса.

Злобные хохлы не унимались. В первом тайме к нам на сектор залетел брошенный местным народом нож. Наши предупредили ментов — если во втором тайме вокруг нас не будет пусто, то мы собьем кордоны и расчистим жизненное пространство сами. Во втором тайме сектор справа и сектор слева были очищены от местной мрази.

На матче присутствовало 72 000.

Как показали дальнейшие события, все произошедшее перед матчем было цветочками. Ягодки созрели позже.

После матча нас погрузили в рейсовые «Икарусы» и привезли на Южный вокзал. Последовала команда, что можно двигаться к поездам. Москвичи двинулись к левому крылу вокзала.

После начала движения из-за угла здания вылетела толпа, около 800 рыл хохлов. Две группировки на короткий миг встали в оцепенении. В этот момент в едином порыве три сотни глоток выкрикнули: «Москва, вперед!!!».

Не ожидавшая такого мощного и единого удара, толпа хохлов сначала дрогнула, а потом начала ломиться в разные стороны. Часть из них драпанула налево в направлении города, а часть убежала обратно на платформу.

Меня увлекло налево, в этот месте профессионально сработал кордон транспортной милиции: пропустив убегающих хохлов через свои ряды, менты перед нами сомкнулись, и мы врубились в эту стену.

Разогнав первую толпу, наши 300 спартаковцев двинулись на платформу.

Автобус с футболистами облеплен толпой поганых выродков, которая вместо честного боя с нами пытается разобраться с нашими игроками. Футболисты в это время лежали на полу. Стерпеть такого хамства к нашим кумирам мы не могли и дружным ударом разогнали все это быдло.

Футболисты, увидев приятные московские лица, стали собираться на выход из автобуса.

Федю Черенкова подняли на руки и понесли к поезду.

В этот момент появились неуемные хохлы. Вокруг Феди засвистели камни. Подвергать кумира угрозе падения мы не могли и запихнули его в первый попавшийся вагон, а сами занялись своими прямыми обязанностями — разгоном хохлов.

Проводив поезд с футболистами, мы вспомнили, что через шесть минут отходит наш. Хохлы нас преследовали. И вот наконец наш вагон, знакомые лица. Мы бросили сумки и стали выгружаться из вагона, хохлы не ожидали, что к нам придет подмога. Ведь все знают, что против двоих тридцать хохлов считаю себя просто бойцами. Но вот неудача. Нас оказалось немножко больше, чем двое, и все закончилось как обычно.

Позже для расследования событий на вокзале в Москву приехала группа транспортной прокуратуры. Многих из нас вызывали на Петровку. Правда, обвинить нас не могли в виду нашей малочисленности по сравнению с хохлами.

Несмотря на то, что в прессе события должным образом не освещались, среди фанатов разных клубов Советского Союза ходили просто легенды про этот выезд.

Осознав мощь и силу фанатов «Спартака», в другие года к нам в Киеве и других местах стали относиться с большим уважением. Даже разрабатывались специальные операции под кодовым названием «Гости».

Так, в 1989 году в Киеве на вывоз фанатов «Спартака» со стадиона на вокзал было задействовано 27 икарусов-гармошек. Впрочем, это из другой оперы.

© Профессор

https://www.ridus.ru/news/284067