Как в СССР пытались создать атомолет, который бы утер нос США

Холодная война принесла миру огромное количество очень странных проектов. Одной из первых лихорадочных гонок между СССР и США можно считать попытки создания самолетов на ядерных реакторах.

 

Советский Союз, который поначалу значительно отставал на данном поприще, не жалел на проекты никаких ресурсов.

 


Проект самолета М-60
Ядерное оружие было испытано в самом конце Второй мировой войны. С этого момента в мире началась ядерная эпоха. Супердержавы начали технологическую гонку не только в области оружия, но также в области энергетики и машиностроения.

Опьяненные идеей не только военного, но и мирного атома, инженеры США пытались создавать самые разные устройства на цепной ядерной реакции. В 1946 году штаты принимают решение о начале работы над первым ядерным двигателем.

 


Свинцовая кабина для пилотов
Спустя почти 9 лет в небо поднялся первый самолет с ядерной силовой установкой. Тогда она еще не была подключена к моторам полностью и работала лишь в испытательном режиме. Отставание СССР на этом поприще от США было огромным. Работу над крылатой машиной будущего доверили нескольким конструкторским бюро. Сверхурочная работа в них не поощрялась. Она была нормой.
Первый проект был предложен КБ Мясищева. Им стал концепт сверхзвукового бомбардировщика М-60. По сути, речь шла о том, чтобы установить ядерный агрегат на уже существовавший М-50. У самолета были проблемы с расходом топлива, и ядерный реактор мог их решить полностью. Сначала инженеры думали об установке открытого типа, однако быстро стало понятно, что таким реакторам в авиации не место.

 
 


Проект М-30
Самолет должен был быть оснащен четырьмя ядерными турбореактивными двигателями, расположенными в хвостовой части. Дальнее шел бомбоотсек, а за ним располагалась свинцовая 60-тонная кабина пилотов. Из-за этого многие функции экипажа следовало переложить на автоматические системы, а отсутствие визуального обзора компенсировать датчиками и перископами. В итоге проект оказался слишком сложным и его закрыли.
Вторым атомолетом СССР должен был стать проект М-30. На самолет хотели установить силовую установку закрытого типа. Проблемы безопасности экипажа при такой конструкции стояли уже не так остро. Проект оказался куда ближе к реальности, однако и он не покинул чертежной доски. Все потому, что началась эпоха ракет.

 


Остановились на Ту-95
Ближе всех к успеху подошли инженеры КБ Туполева, так как создавали они куда более простую модель. Во-первых, речь шла о конструировании дозвуковой машины. Во-вторых, изобретать новый самолет не было нужды. Достаточно было поставить атомную силовую установку на уже существовавший Ту-95. Главной проблемой было уместить реактор в фюзеляже самолета. Самый скромный реактор на тот момент был размером с небольшой дом.
Денег на проект государство не жалело. Инженер, который находил способ, хотя бы немного сократить массу реактора, получал солидную премию. В конечном итоге конструкторам удалось сделать компактный реактор, соответствовавший всем требованиям защиты. Реактор одобрили и собрали, более того, на испытаниях он работал и вышел на нужный уровень мощности. Но появилась новая проблема.

 


Ядерный реактор в Ту-95
Уровень облучения был слишком высок. Люди-пилоты неизбежно бы умерли. Более того, из-за повышенного фона, аппаратура самолета также начинала давать сбои и вела себя непредсказуемо. Тогда в КБ начали работу над созданием новых средств защиты от радиации. Тогда-то и была придумана защита нового типа: свинцовые плиты толщиной 5 см уплотненные 20 см полиэтилена и церезина (вторичный продукт переработки нефти).
Испытания Ту-95 с ядерным реактором начались в 1961 году. За два для полетов пилоты получили облучение 5 бэр. Для сравнения, работники современных АЭС получают облучение в 2 бэр за год работы. Стать на вооружение атомолетам была не судьба. В мире началась эпоха баллистических ракет, и подобные средства доставки бомб остались никому не нужны.

http://back-in-ussr.com/2019/09/kak-v-sssr-pytalis-sozdat-at...

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх