Последние комментарии

  • sawa beli21 сентября, 2:14
    Я принимал присягу в июне 1980 года,и горжусь этим.Очень серьёзное место,надо чтоб молодёжь помнила и не забывала, о ...«Родина-мать зовет!»: какой она должна была быть на самом деле
  • Alex Немо21 сентября, 1:01
    Докатились. Уже и чухонцы рты праззявили. Воевали на стороне фашистов - вот теперь пусть радуются что вообще существу...Почему финны хотят вернуть земли, которые продали СССР в 1947 году
  • Пэдро Мария Бендер-бей21 сентября, 0:57
    Всё, что позволяет  Земным даунам   Вселенский разум,   это   крутиться по кругу на своей орбите, как собака на привя...«Атомный удар по Луне»: зачем это было нужно США

Как Красная Армия принимала капитуляцию Японии в 1945 году

 

14 августа 1945 года, в результате американской атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки и успешных действий советских войск в Маньчжурии, император Японии Хирохито издал декларацию о безоговорочной капитуляции.
Приказ о прекращении военных действий был объявлен японским верховным командованием немедленно.

Но одновременно главнокомандующий Квантунской армией генерал Ямада получил от имперского Генерального штаба предписание продолжать военные действия до получения специального приказа императорской Ставки.

В связи с тем, что японские войска на всех участках фронта продолжали сопротивление советским войскам и не думали сдаваться, а в ряде мест переходили в ожесточённые контратаки, начальник советского Генерального штаба генерал армии Алексей Антонов 16 августа выпустил разъяснение, опубликованное в газетах и переданное по радио:
«Японские вооружённые силы по-прежнему продолжают сопротивление. Следовательно, действительной капитуляции вооружённых сил Японии ещё нет…»
Дальнейшие события освещаются по-разному в зависимости от источника.

 

Версия генерала армии Штеменко

Бывший на тот момент начальник Оперативного управления Генштаба генерал-полковник Сергей Штеменко указывал в мемуарах, что в тот же день 16 августа командование Квантунской армии отдало приказ о прекращении военных действий. Однако в приказе ничего не говорилось о сдаче в плен. «Японские солдаты и офицеры годами воспитывались на самурайских традициях, не допускавших сдачи в плен. Избегая же пленения они, естественно, продолжали сопротивляться».
17 августа Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Александр Василевский обратился по радио с категорическим требованием к командованию Квантунской армии обязать все её части сложить оружие и сдаться в плен. «В тот же день японское командование отдало приказ о капитуляции и поставило об этом в известность Василевского… Чтобы ускорить фактическую капитуляцию и предотвратить ненужное кровопролитие, было решено высадить воздушные десанты в ключевых пунктах расположения противника – Харбине, Гирине, Мукдене, Чанчуне и некоторых других городах Маньчжурии и Кореи».
Вечером 18 августа самолёты с десантниками взяли курс на города Маньчжурии. Из численности десанта и сведений о воздушном сопровождении транспортных самолётов явствует, что никакого сопротивления японских войск не ожидалось. Тем не менее, Штеменко подчёркивает исключительно слаженные и быстрые действия десантных групп.

«В кабинете Ямада [командующий Квантунской армией – Я.Б.] шло какое-то совещание. Советский офицер прервал его и вручил японцам требование о немедленной и безоговорочной капитуляции. Командующий молчал. Дар речи вернулся к нему только с появлением над городом наших десантных самолётов и бомбардировщиков [т.е. самолёт с офицером прилетел один, для принятия уже согласованной капитуляции – Я.Б.]… Командующий первым снял саблю, признавая себя пленником Советской [так в тексте; Советской РККА стала называться лишь в 1946 г. – Я.Б.] Армии. Вслед за ним то же самое проделали и все другие японские генералы, находившиеся в кабинете».

Днём 19 августа группа из 225 десантников высадилась в Мукдене, где ей посчастливилось пленить случайно задержавшегося там перед бегством в Японию «императора» марионеточного государства Маньчжоу-го (он же – последний император Китая, свергнутый в 1912 году) Пу И. Тот «стал просить не выдавать его японцам… Обстановка в городе была такова, что никто не мог ручаться за безопасность Пу И и его свиты. Во избежание каких-либо неожиданностей десантники сочли за благо сунуть “императора” за решётку под надёжную охрану».
А на следующий день, 20 августа, в Мукден принимать капитуляцию японцев прилетели… американцы. «Каково же было удивление прибывших, когда их встретили советские военнослужащие».

 

Версия историков

Бывшие советские дипломат Кирилл Черевко и разведчик Алексей Кириченко в монографии «Советско-японская война: рассекреченные архивы» проливают больше света на тёмные моменты в эпическом изложении Штеменко. Так, действительно, между советскими и американскими войсками происходило соревнование по занятию территорий, где находились капитулировавшие японские войска.
Несмотря на заранее достигнутое соглашение о разграничении зон ответственности, американцы поначалу планировали принять капитуляцию японцев на большей части Курильских островов, исключая северную часть гряды. Также они планировали не пускать советские войска на Ляодунский полуостров, где располагается Порт-Артур, под тем предлогом, что он «якобы не входит в Маньчжурию как советскую зону принятия капитуляции».

 

Вопрос о принятии советскими войсками капитуляции японцев на всех Курилах был поставлен Сталиным перед президентом США Трумэном в личном письме от 16 августа. В своём ответе через два дня Трумэн принял это предложение советского руководителя. Как известно, для принятия капитуляции японцев на Курильских островах пришлось высаживать десанты. Причём некоторые острова брались десантниками с боем, так как японцы до последнего момента надеялись, что принимать их капитуляцию приплывут американцы. Что касается Ляодунского полуострова, то 22 августа, чтобы опередить американцев и чанкайшистов, советские воздушные десанты были высажены в Дальнем и Порт-Артуре.
Историки не подтверждают версию, что командование Квантунской армии устраивало проволочки с капитуляцией. 16 августа, не получая специального приказа императорской Ставки о капитуляции, которого ему было велено дожидаться, генерал Ямада созвал заседание своего штаба. На нём было решено немедленно войти в контакт с маршалом Василевским об условиях сдачи в плен. Об этом было объявлено по радио, а начальник штаба Квантунской армии генерал Хата передал сообщение о том же в генконсульство СССР в Харбине.

 

«Получив 17 августа радиограмму с заявлением Ямада о готовности немедленно прекратить военные действия и разоружиться, – пишут Кириченко и Черевко, – Василевский направил ему по радио ответ, в котором приказал Квантунской армии прекратить военные действия не немедленно, а в 12:00 20 августа».
Причина столь странного требования заключалась, по мнению историков, «в стремлении, насколько это возможно, фактически расширить зону, которая оказалась бы под контролем СССР к моменту подписания акта о капитуляции Квантунской армии».

Таким образом, продолжение военных действий в Маньчжурии ещё на несколько дней отвечало желаниям не только японской, но и советской стороны, старавшейся утвердить своё военное присутствие как можно шире. В последующем это сыграло важную роль при поддержке китайских коммунистов в гражданской войне против чанкайшистов.

'

Популярное

))}
Loading...
наверх