Последние комментарии

  • Alex Scherbakov23 мая, 4:40
    А вот вы можете назвать человека из того времени, который мог хоть что-то сделать? А?Так ли велик Петр Великий: непростительные проколы самодержца
  • Владимир Плотников23 мая, 4:11
    А я дума,что все "летописи", которые нам показыват, были написаны в 17-18  веках.Существовал ли Рюрик на самом деле?
  • Wladimir Molendor23 мая, 3:39
    Ещё один судья нашёлся из тех кому Пётр-1 разрешил жить в России. Надо перестать копаться в своей истории и выуживать...Так ли велик Петр Великий: непростительные проколы самодержца

Упущенные возможности армии Колчака

Смута. 1919 год. За две недели боев Красная Армия добилась впечатляющего успеха. Вражеское наступление к Волге было остановлено. Западная армия Ханжина потерпела тяжелое поражение. Красные продвинулись на 120-150 км и разбили 3-й и 6-й Уральские, 2-й Уфимский корпуса противника. Стратегическая инициатива перешла к красному командованию.


Поражение корпуса Бакича


Незадолго до контрнаступления Красной Армии обе стороны получили данные о планах противника. 18 апреля 1919 года разведка 25-й дивизии Чапаева перехватила белых курьеров связи с секретными приказами. В них сообщалось, что между 6-м корпусом генерала Сукина и 3-м корпусом генерала Войцеховского образовалась брешь около 100 километров. Сообщалось, что 6-й корпус начинает разворот на Бузулук. То есть белые могли наткнуться на ударную группировку красных и связать её боем, разрушая планы Фрунзе. Красный командующий намечал наступление на 1 мая 1919 года. Но тут и белые обнаружили, что красные готовят контрудар. К белым перебежал один из красных комбригов Аваев и сообщил о планах контрнаступления. Узнав об этом, Фрунзе перенес наступление на 28 апреля, чтобы колчаковцы не успели принять ответные меры. 
 


Однако первые бои начались раньше. Желая как можно быстрее взять Оренбург, командующий Южной армейской группой Белов, после неудачных атак города с фронта, ввёл в сражение свой резерв – 4-й корпус генерала Бакича. Белые, переправившись через р. Салмыш у Имангулова на крайнем правом фланге 20-й стрелковой дивизии, должны были содействовать Оренбургской армии Дутова с севера в захвате Оренбурга. Затем в случае удачи, перерезать железную дорогу Бузулук – Самара. Если бы белые смогли реализовать этот замысле, то смогли бы провести окружение 1-й красной армии Гая совместно с 5-м и 6-м корпусами, и вышли в тыл ударной группе Фрунзе. В результате корпус Бакича нарвался на основные силы армии Гая, который быстро сумел отреагировать на угрозу и перейти в наступление. 

В ночь на 21 апреля часть белых войск форсировала Салмыш на лодках. Красные получили отличную возможность разгромить корпус противника по частям. Красное командование бросило в бой 2 стрелковых, 1 кавалерийский полки, интернациональный батальон, усиленные артиллерией. Красные части в ходе боев 24 – 26 апреля селений Сакмарская и Янгизский, одновременным внезапных ударом с юга и севера наголову разгромили колчаковцев. Только за 26 апреля белогвардейцы потеряли 2 тыс. человек пленными, 2 орудия и 20 пулеметов. Остатки белых войск бежали за реку Салмыш. 

Таким образом, две дивизии белых были почти полностью уничтожены, часть белых перешла на сторону красных. 4-й корпус был укомплектован мобилизованными крестьянами Кустанайского уезда, где только что подавили крестьянское восстание. Поэтому крестьяне не отличались высокой боеспособностью, воевать за Колчака не желали и легко переходили на сторону красных. Вскоре это станет повсеместным явлением и нанесёт смертельный удар армии Колчака. В стратегическом отношении разгром войск Бакича привёл к тому, что тыловые сообщения Западной армии Ханжина на Белебей были открыты. А 1-я армия Гая получила оперативную свободу. То есть к конце апреля ситуация в районе расположения ударной группы стало ещё более благоприятной для наступления. Кроме того, первые победы Красной Армии над колчаковцами воодушевят красноармейцев. 

Тем временем пока на левом фланге армии Ханжина назревала угроза, голова клипа Западной армии, уменьшившейся уже до 18 –22 тыс. штыков, продолжала свой бег к Волге, несмотря на признаки приближения катастрофы. 25 апреля белогвардейцы заняли ст. Челны вблизи г. Сергиевска, что ставило под угрозу Кинель — узловую станцию на тыловой железнодорожной коммуникации всей Южной группы с её основной базой. В тот же день белые взяли г. Чистополь. 27 апреля 2-й корпус белых взял Сергиевск, и на чистопольском направлении потеснил красных. Это побудило красное командование начать наступление не дожидаясь завершения сосредоточения Туркестанской армии. На чистопольском направлении правому флангу 2-й красной армии дали указание перейти в наступление для возвращения Чистополя. 

Ханжин, получив сведения о готовящемся контрударе противника, пытался предпринять ответные меры. Чтобы закрыть брешь на юге, туда стали выдвигать 11-ю дивизию, направляя в сторону Бузулука сильные разведгруппы. Командир 3-го корпуса должен был выдвинуть туда из своего резерва Ижевскую бригаду, расположив её уступом за 11-й дивизией. Однако эти меры были запоздалыми и только ещё больше ослабили 3-й и 6-й корпуса белых. Прикрыть 100-километровую брешь эти части не могли, они только подставлялись под удар, растянувшись на большом пространстве.


Самара. В штабе М.В. Фрунзе идет обсуждение плана Бугурусланской операции. Май 1919 года



Фрунзе М.В. (внизу в центре) в Самаре с командой бронепоезда перед отправкой на Восточный фронт. 1919 год


Контрнаступление Восточного фронта. Бугурусланская операция


28 апреля 1919 года войска Южной группы начали наступление комбинированным ударом – с фронта частями 5-й красной армии и во фланг и тыл армии Ханжина ударной группой на бугурусланском направлении. Так началась Бугурусланская операция Красной Армии, продолжавшаяся до 13 мая. В состав ударной группы входили 4 стрелковые бригады, на правом фланге их поддерживали 2 кавалерийских полка, далее на восток наступала 24-я стрелковая дивизия. 

В ночь на 28 апреля чапаевцы обрушились на растянутые части 11-й дивизии белогвардейцев. Они легко прорвали растянутый фронт противника, громя белых по частям и устремились с юга на север, на Бугуруслан. 11-я дивизия была разгромлена. Её командир генерал Ванюков докладывал, что в полках осталось по 250 – 300 человек, солдаты массово сдаются в плен. Была разбита и соседняя 7-я пехотная дивизия генерала Торейкина. Одновременно 24-я стрелковая дивизия красных навалилась на 12-ю дивизию белых. Здесь разгромить колчаковцев не удалось, но красные также взяли вверх и теснили врага на север, исключая возможность маневра 6-го корпуса. На отдельных участках белогвардейцы ещё яростно дрались, особенно ижевцы. Но красные имели численное превосходство и могли обойти такие участки, находя бреши или менее боеспособные части противника. 4 мая чапаевцы освободили Буруруслан. Тем самым красные перехватили одну из двух железных дорог, которые связывали Западную армию с её тылом. 5 мая красные отбили Сергиевск. 

Фрунзе ввёл в прорыв свежую 2-ю дивизию и бросил в бой две дивизии 5-й армии. Оренбургская кавбригада бросилась в рейд, громя тылы белых. Таким образом, положение Западной армии Ханжина стало отчаянным. Белые понесли большие потери, за неделю боев белые потеряли на главном направлении около 11 тыс. человек. 6-й корпус фактически был разбит, выбил из строя. 3-й Уральский корпус также потерпел поражение. Боевой дух белой армии был подорван, боеспособность стремительно падала. Сказывались те глубинные негативные предпосылки, которые изначально сложились в армии Колчака. Как уже ранее отмечалось, в Русской армии Колчака был сильный кадровый голод. Хороших управленческих, военных кадров не хватало. 


Мобилизованные сибирские мужики, часто из уездов, где прошли белые каратели, всё чаще сдавались и переходили на сторону красных. Пока белогвардейцы наступали единство сохранялось. Поражение сразу же вызвало распад колчаковской армии. На сторону Красной Армии переходили целые части. 2 мая Ханжин доносил в ставку Колчака, что курень (полк) имени Шевченко из состава 6-го корпуса поднял бунт, перебил своих офицеров и офицеров из 41-го и 46-го полков и, захватив 2 орудия, перешёл на сторону красных. Это был не исключительный случай. Во время бега к Волге белогвардейские части были обескровлены. В них вливались пополнения насильственно мобилизованных крестьян и частично рабочих из прифронтовой полосы. Добровольцы, составлявшие костяк армии Колчака, в значительной степени были выбиты во время прежних боев. Оставшиеся растворились в новоприбывших. Таким образом, социальный состав колчаковской армии кардинальным образом изменился. Новобранцы в своей массе вообще не желали воевать и при первой возможности сдавались в плен или переходили на сторону красных с оружием в руках. В конце апреля белый генерал Сукин отмечал, что «все влитые в последнее время пополнения передались красным и даже принимали участие в бою против нас». 

Совсем другая картина наблюдалась в Красной Армии. Красноармейцы были воодушевлены победами. Прибывшие на Восточный фронт пополнения из рабочих и крестьян, с большим количеством коммунистов и профсоюзных работников, значительно укрепили армию. В ходе борьбы с белой армией в рядах красных выросли новые кадры талантливых, инициативных командиров, которые подкрепили уже имеющие кадры старой, царской армии. Они помогали строить новую армию и громить белых. В частности, с апреля 1919 г. начальником штаба Восточного фронта был бывший генерал императорской армии П. П. Лебедев, помощником командующего Южной группы и членом РВС был бывший генерал старой армии Ф. Ф. Новицкий, руководителем военно-инженерных работ фронта был военный инженер, бывший подполковник старой армии Д. М. Карбышев. 

Колчаковцы ещё пытались отыграться, остановить противника, а затем снова атаковать. Не имея резервов, генерал Ханжин запросил подкреплений у Колчака. Из Сибири в распоряжении Ханжина спешно перебрасывали единственный резерв армии Колчака – ещё не завершивший своё формирование корпус Каппеля. Одновременно белые произвели перегруппировку оставшихся сил ударной группы, наступавшей к Волге, объединив их под началом генерала Войцеховского, создав в районе западнее и южнее Бугульмы линию обороны. Войцеховский планировал нанести фланговый контрудар по красным. В это же время части Чапаева продолжали наступление.

9 мая 1919 года части Чапаева и Войцеховского столкнулись на реке Ик в лоб в лоб. Ударной силой белых была 4-я Уральская горнострелковая дивизия и Ижевская бригада, остававшаяся главной ударной силой колчаковцев. На помощь 25-й дивизии Чапаева красные подтянули части ещё двух дивизий. В ходе ожесточенных трехдневных боев белогвардейцы были разбиты. 13 мая красные освободили Бугульму, перерезав ещё одну линию железной дороги и почтовый тракт – последние коммуникации Западной армии. Теперь белым частям, которые ещё не отступили на восток, приходилось бросать тяжелое вооружение, имущество, и уходить степями и просёлками, чтобы спастись. Белогвардейцы отступили за реку Ик. Западная армия потерпела ещё одно тяжелое поражение, но ещё не была разгромлена. Основные силы колчаковцев отошли в район Белебея. 

Таким образом, за две недели боев Красная Армия добилась впечатляющего успеха. Вражеское наступление к Волге было остановлено. Западная армия Ханжина потерпела тяжелое поражение. Красные продвинулись на 120 – 150 км и разбили 3-й и 6-й Уральские, 2-й Уфимский корпуса противника. Стратегическая инициатива перешла к красному командованию. Однако впереди были ещё тяжелые бои. Войска Ханжина сосредоточились в районе Белебея, прибыл корпус Каппеля. Здесь колчаковцы готовились к упорной обороне и надеялись при благоприятной ситуации перейти в контрнаступление. 



Упущенные возможности колчаковцев


При этом нельзя не отметить, что теперь ситуация перевернулась. Разгромив вырвавшуюся далеко вперёд ударную группировку Ханжина, теперь уже красные в центре фронта врубились в «белую» территорию клином глубиной 300 – 400 км и примерно такой же ширины. Ведь на флангах Восточного фронта ситуация была ещё в пользу белых. На севере Сибирская армия Гайды ещё имела локальные успехи. На юге белоказаки продолжали атаковать Уральск и Оренбург. Оренбургская армия Дутова штурмовала Оренбург, и в мае соединилась с казаками Уральской армии Толстова. Уральск был блокирован со всех сторон. Белые казаки действовали к северу от города и угрожали тылам Южной группы красных. Они взяли Николаевск и выходили к Волге. С их продвижением казаки поднимали восстания по Уральской области. Командующие 1-й и 4-й красных армий предлагали оставить Оренбург и Уральск, отвести войска. Фрунзе категорически отверг эти предложения и приказал удерживать города до последней возможности. И оказался прав. Оренбургские и уральские белоказаки сосредоточили все свои усилия на захвате своих «столиц». В итоге отличная казачья конница во время решающих боев на Восточном фронте была скована, занималась не свои делом – штурмовала городские укрепления. Казаки завязли, не желая уходить от своих станиц, пока решающие бои шли на севере. 

Совершенно бездарно распорядилось белое командование и 14-тыс. Южной армейской группой Белова, которая продолжала стоять в оренбургских степях. Здесь никаких активных действий не велось, даже демонстративных. Хотя группу Белова можно было использовать для флангового контрудара по ударной группе красных, поддержать группу Войцеховского или бросить на помощь Уральской армии Толстова, чтобы взять Уральск и затем совместно атаковать красных на южном направлении. Это могло резко осложнить положение красных на центральном участке фронта. А затем красное командование уже предприняло контрмеры. Фрунзе отдал распоряжение об укреплении войск Красной Армии на южном крыле. Из фронтового резерва к Фрунзе перебрасывалась Московская кавдивизия, 3 бригады. Шли пополнения. Часто это были наспех сколоченные части, слабые, плохо подготовленные и вооруженные. Но они годились, чтобы держать оборону против казаков, не атаковать врага, а сохранять фронт. 

Не был использован белым командованием в полной мере и потенциал 50-тысячной Сибирской армии, расположенной на северном фланге. Командовал армией Радола (Рудольф) Гайда, бывший военфельдшер австро-венгерской армии, который сдался в плен и перешёл на сторону сербов. Затем прибыл в Россию, стал капитанов Чехословацкого корпуса, в мае 1918 года стал одним из руководителей антибольшевистского восстание чехословацких легионеров. При Директории перешёл на русскую службу и получил чин генерал-лейтенанта. После военного переворота стал служить в армии Колчака. Это был типичный авантюрист, который использовал смуту для развития личной карьеры. Изображал из себя спасителя России, сформировал пышный конвой по примеру императорского. При этом не забывал набивать эшелоны различным добром, подарками и подношениями граждан городов. Окружал себя невероятной роскошью, оркестрами, лизоблюдами. Военных талантов не имел, был бездарен. При этом обладал склочным характером. Считал, что направление его Сибирской армии главное (пермско-вятское). Поражение Ханжина Гайду даже порадовало. При этом Гайда поссорился с ещё одним недалеким человеком (кадры решают всё!) – Д. Лебедевым, начальником штаба Колчака. Когда ставка Колчака стала слать Гайде один за другим приказы помочь Западной армии, приостановить наступление на Вятку и Казань, перебросил основные силы на центральное направление, тот эти приказы проигнорировал. Полученные из Омска директивы о повороте основных усилий Сибирской армии на юг он считал бездарными и невыполнимыми. И вместо юга активизировал действия на севере. Корпус Пепеляева продвинулся ещё на 45 км и 2 июня взял Глазов. Под угрозой оказалась Вятка, но в стратегическом отношении город был уже абсолютно не нужен. В итоге сохранение основных сил Сибирской армии на вятском направлении привело к поражению Западной армии Ханжина, выходом красных войск в был сибирцам и крушению всего Восточного фронта белых.

Упущенные возможности армии Колчака

Гайда и Войцеховский (почти скрыт лошадиной мордой) принимают парад чехословацких войск на главной площади Екатеринбурга


Белебейская операция


Тем временем командование Западной армии ещё пыталось переломить ситуацию в свою пользу. Ханжин пытался организовать с востока контрудар, чтобы срубить основание клина Красной Армии. Для этого в районе Белебея сосредоточили Волжский корпус Каппеля. 

Однако Фрунзе, узнав о концентрации сил противника в районе Белебея, сам решил уничтожить врага. Перед наступлением на Белебей состав Южной группы изменили. Из неё изъяли 5-ю армию, но две дивизии этой армии передали Фрунзе. 25-я дивизия, идущая к Каме, была развёрнута для наступления на Белебей с севера, 31-я дивизия должна была наступать с запада, а 24-я дивизия, теснившая 6-й корпус белых, с юга. Каппель оказался под тройным ударом и потерпел поражение. Ему с трудом удалось, совершая сложные маневры, прикрываясь арьергардами и контратакуя, вывезти свои войска из «котла» и избежать полного уничтожения. 

При этом красное командование едва само не помогло белым. Произошло это во время изменения командования фронта. Вместо С. С. Каменева командующим фронтом был назначен А. А. Самойло (бывший командир 6-й армии, действовавшей на севере). Он прибыл с новыми планами, которые существенно отличались от замысла старого командования фронта и Фрунзе. Самойло и главком Вацетис, не представляя всю глубину разгрома Западной армии белых, недооценивали значения дальнейшего наступления на уфимском направлении, и обеспокоенные ситуацией на северном фланге, стали распылять силы Южной группы, выведя из неё 5-ю армию. При этом 5-й армии дали другую задачу, она теперь должна была наступать на север и северо-восток во фланг Сибирской армии, на помощь 2-й армии. Одновременно противника должны были атаковать 2-я и 3-я красные армии. 

Между тем успешный прорыв Южной группы на уфимском направлении и так бы заставил армию Гайды начать отход (что и произошло). То есть новое командование не разобралось в ситуации. В течение 10 дней Самойло издал 5 противоречивых директив командующему 5-й армией Тухачевскому, каждый раз меняя направление главного удара. Понятно, что возникла неразбериха. Вдобавок командование фронта пыталось через головы командармов руководить отдельными дивизиями, вмешиваться в их дела. Всё это затруднило ход наступательной операции. В итоге в конце мая Самойло отстранили от командования фронтом, комфронта снова стал Каменев. 

Белебейская операция завершилась победой Красной Армии. Сломив упорное сопротивление каппелевцев, 17 мая красные конники 3-й кавалерийской дивизии освободили Белебей. Колчаковцы спешно отступили к реке Белой, к Уфе. Это позволило красному командованию усилить войска в Оренбургской и Уральской областях и приступить к Уфимской операции. 


Колчаковские войска во время отступления. Источник: https://ru.wikipedia.org

Популярное

))}
Loading...
наверх