Тайны Войны Судного дня

Прошло много лет, со дня начала Войны Судного дня. Кнессет публикует выдержки из Сообщения премьер-министра Голды Меир Кнессету на экстренном заседании 16 октября 1973 г. на русском языке.

Октябрьская война, известная больше как «Война Судного дня», началась в Йом-Кипур, 6 октября 1973 г. с неожиданного нападения на Израиль армий Египта и Сирии, при поддержке частей из других арабских стран.

В первые пять дней войны ход военных действий складывался неблагоприятно для Израиля, но затем ЦАХАЛ перешел в контрнаступление, отбросил врага, и закончил войну в 35 км. от Дамаска на северном фронте, и в Африке, в 99 км. от Каира — на южном фронте.

За спасение страны и за победу над врагом в этой войне отдали свои жизни 2222 солдата и офицера Армии обороны Израиля.

Их памяти мы посвящаем впервые здесь публикуемые на русском языке выдержки из Сообщения правительства Израиля Кнессету о ходе войны и о ситуации на фронте по состоянию на 16 октября 1973 года.

Заседание Кнессета 16-го октября 1973 г.
Сообщение правительства о ситуации.

Выступление главы правительства Голды Меир (выдержки)

Голда Меир, премьер-министр:

«Сегодня — уже 11-й день жестокой войны на всех фронтах нашей страны. Войны, которая была развязана нашими врагами в самый святой для еврейского народа день, День Искупления (Йом-Кипур).

Арабские страны сосредоточили для этой агрессии огромные силы. До 15 октября силы арабских армий составили:

Египет: 650 000 солдат, 650 боевых самолетов, 2500 танков.
Сирия: 150 000 солдат, 330 боевых самолетов, 2000 танков.
Ирак (принимает в войне частичное участие): 230 танков, 3 эскадрильи.
Иордания (принимает в войне частичное участие): 80 танков.
Марокко: 1500 солдат на БМП.

Комплексов ПВО:

Египет – 150 батарей SA-2 (ЗРК С-75 «Двина»), SA-3 (ЗРК С-125 «Печора») и SA-6 (ЗРК «Куб»).
Сирия – 35 батарей таких же ЗРК.
Зенитных орудий калибром 120 мм. и выше: у Египта – 2000 орудий, у Сирии – 1200 орудий.

Депутаты Кнессета, не нужно обладать чрезмерно развитым воображением, чтобы представить, какого бы было сейчас положение Израиля, останься мы в границах 4 июня 1967 г.

Вряд ли стоит тратить дорогое время Кнессета на цитирование перехваченных нами высказываний арабских лидеров о целях этой преступной войны. Мы с вами прекрасно понимаем, что это война за самое существование государства евреев, война за жизнь для нашего народа и нашей страны.

Уважаемые депутаты Кнессета, СССР стремится извлечь выгоды из войны против Израиля. Известно, какую зловещую роль сыграл Советский Союз в создании условий, которые привели к Шестидневной войне в 1967 г. Каждый разумный человек знает о роли СССР в последующих событиях. СССР восстановил мощь армий Египта и Сирии, поставил им горы новейшего оружия, прислал огромное количество советников и инструкторов.

В августе 1970 г. СССР установил в районе Суэцкого канала дивизионы ракет ПВО и перебазировал туда эскадрильи боевых самолетов. Более того, Советский Союз готовил арабские армии к нападению, а не обороне, хотя в тот период он отлично понимал, что с нашей стороны арабским странам не грозит опасность нападения. Рука СССР хорошо заметна в вооружении, военной доктрине и в тактике армий наших врагов в этой войне.

Но еще более роль СССР выражается в массированной поддержке врагов Израиля в самый разгар войны, когда советские транспортные самолеты и суда доставляют нашим врагам новейшее оружие, включая ракеты, и, мы полагаем, что в этих самолетах прибывают также и советские военные советники.

Советский воздушный мост по состоянию на 15 октября составил:

— С 10 октября в Сирию было совершено 125 самолето-вылетов транспортного самолета Ан-12; в Египет – 42 рейса Ан-12 и 16 рейсов Ан-22; в Ирак – 17 рейсов Ан-12.

— Морем с 10 октября в Латакию начали прибывать советские суда, груженные оружием.

Такое поведение Советского Союза далеко выходит за рамки просто недружественной политики. Это безответственная политика не только по отношению к Израилю, но и по отношению ко всему региону, и миру в целом.

Наша цель в этой войне проста и ясна, и она объединяет весь народ – мы должны отразить врага и сломить его мощь на обеих фронтах этой войны. Разгром врага – вот главное условие обеспечения нашего будущего.

Когда меня спрашивают: «Когда это закончится»? – я отвечаю, — «Тогда, когда мы сможем разбить врага». Мы сделаем все, и я подчеркиваю – все, чтобы достичь этой цели как можно быстрее»

————————————-

* Принятое в русском языке еще с советских времен название арабо-израильской войны 1973 г. основано на фактической ошибке, очевидно связанной с незнанием основных реалий еврейской религии.

В иудаизме, Судный день — это новолетие Рош а-Шана, когда Всевышний производит суд над миром и людьми. Тогда как Йом-Кипур — это День искупления, когда каждому человеку предоставляется возможность искупить свои грехи. Тем не менее, принятое в русскоязычной литературе название «Война Судного дня» изменить уже вряд ли возможно, и, потому, мы придерживались его и здесь.

По материалам — Кнессет

Судный день, 6 октября 1973 года, в два часа дня, одновременным наступлением египетских войск с юга и сирийских с севера началась самая тяжелая и кровопролитная война Израиля. Ни об одной израильской войне не написано, не сказано, не снято столько, сколько об этой. И почти в каждую годовщину, в канун Судного дня (даты у нас отмечаются по еврейскому календарю), появляются новые публикации, свидетельства, подробности. Не станет исключением и нынешняя.

Но я сейчас — о другом. О чем обычно в канун той войны не говорят — то ли намеренно, то ли по сложившейся традиции. И о самой этой традиции. Речь об отношении израильтян к одному из самых драматичных эпизодов своей истории. А если честно и сразу — о том, как и почему мы сами у себя украли победу.

Войну Судного дня принято вспоминать в Израиле как пример жестокого провала. Она — вечный повод для самобичевания, раскаяния и скорби. На нее навсегда наклеен негативный исторический ярлык.

Она действительно начиналась крайне неудачно для Израиля. И для людей, переживших ее, потерявших родных и друзей, искалеченных, побывавших в плену — египетском и самом страшном, сирийском, эта рана никогда не затянется. Есть основания для скорби и материал для разбора ошибок.

Но это была война. Которую не мы начали. А если бы начали мы, как планировалось, упреждающим ударом, не было бы тех первых страшных дней, которые только и вспоминают теперь в рассказах о ней. А на войне, как на войне, — солнце не всегда на твоей стороне.

Вынесем за скобки сегодняшнюю победную истерию в России, но что было бы с самосознанием советских людей и в том числе ветеранов Великой Отечественной, одолевших Гитлера страшной ценой, если бы при упоминании о ней вспоминали бы только хаос и драп 1941-го, а не торжество 1945-го?

С войной Судного дня мы поступаем именно так. Историческая правда, национальная гордость, уважение к памяти павших и к вкладу сражавшихся на ней требуют восстановления справедливости. Это была великая победа Израиля, тем более ценная, чем труднее она досталась. Пора провести работу над ошибками в отношении ее. На этот раз — не ошибками, допущенными в самой войне Судного дня, чем постоянно занимается израильское общественное мнение, наука и СМИ, а ошибочным отношением к ней.

Как мы украли у себя победу

Можно сколько угодно смеяться над особенностями арабской пропаганды. Над ежегодными парадами в Каире в честь «победы» в «Октябрьской войне», которая закончилась по требованию Совбеза ООН после окружения 3-й египетской армии, когда израильские войска стояли в 80 километрах от того самого Каира. Или музеем героической обороны Кунейтры с диорамами, сооруженными советскими музейными специалистами, где проходили уроки патриотического воспитания поколения сирийских школьников. Той самой Кунейтры, откуда доблестные защитники драпали без всякого сопротивления, пустив израильтян к Дамаску на расстояние танкового выстрела. Но если израильтяне — противники египтян и сирийцев в той войне — не считают себя в ней победителями, значит, арабы вполне могут присвоить эту бесхозную победу себе.

В короткой истории Израиля было немало войн — и официальных и скромно называемых военными операциями, но исключительно мало — признанных побед. Министр обороны Израиля, тоже озабоченный этой проблемой, которую он признает важнейшей для национального духа, выступая на недавнем Всемирном антитеррористическом форуме в Герцлии, назвал только одну — в Шестидневной войне. Наша гипертрофированная, самоедская скромность удаляет самую трудную и убедительную победу даже из перечня.

Израиль не проиграл ни одной войны, иначе его бы уже не было. Но во всех выигранных войнах мы находим основания не признавать своей победы.

Войну за Независимость списываем на недоразумение. По поводу Первой ливанской — первой современной войны, на которой учился воевать в новых условиях весь мир, — вспоминаем только Сабру и Шатилу и посыпаем голову пеплом. Даже в такой очевидной победе, которая одержана в Шестидневной, нашли повод для скорби — это тогда мы захватили территории, которые нам так мешают, и оккупированную иорданцами часть Иерусалима с Храмовой горой — вечное яблоко раздора.

А война Судного дня — вообще классический пример отказа от победы, уже одержанной.

Победа — важнейший фактор национального самосознания и подъема национального духа. Пренебрегать им — непростительная растрата достояния нации. Надо разобраться, почему это раз за разом происходит с нами, и вернуть утраченное. А в следующей войне — победить так, чтобы ни у кого не осталось сомнений в этом. И прежде всего — у нас самих.

Источник

http://isroe.co.il/tajny-vojny-sudnogo-dnya/