Победы и трагедия батьки. Сто тридцать лет Нестору Махно

7 ноября (26 октября) 1888 года, 130 лет назад, родился Нестор Иванович Махно – одна из самых неоднозначных и противоречивых фигур в период Гражданской войны. Для кого-то безжалостный бандит, для кого-то – бесстрашный крестьянский вождь, Нестор Махно в наиболее полной мере олицетворял собой ту страшную эпоху.
 

Сегодня Гуляйполе – небольшой город в Запорожской области Украины, а в то время, о котором пойдет речь ниже, это было еще село, хоть и большое. Основанное в 1770-е годы для защиты от нападений Крымского ханства, Гуляйполе быстро развивалось. Населяли Гуляйполе разные люди – малороссы, поляки, евреи, греки. Отец будущего вождя анархистов Иван Родионович Махно был родом из закрепощенных казаков, трудился пастухом у разных хозяев. У Ивана Махно и его супруги Евдокии Матвеевны, урожденной Передерий, было шестеро детей – дочь Елена и сыновья Поликарп, Савелий, Емельян, Григорий и Нестор. Семья жила очень бедно, а на следующий год после рождения Нестора, в 1889 году, Иван Махно скончался. 

 

Детские и отроческие годы Нестора Махно прошли в глубокой бедности, если не сказать нищете. Поскольку же выпали они на период расцвета в России революционных настроений, то на естественное недовольство своим социальным положением и сложившимся порядком вещей легла и революционная пропаганда. 

В Гуляйполе, как и во многих других населенных пунктах Малороссии, появился свой кружок анархистов. Возглавили его два человека – Вольдемар Антони, чех по происхождению, и Александр Семенюта. Оба они были чуть старше Нестора – Антони родился в 1886 году, а Семенюта – в 1883 году. Житейский опыт у обоих «отцов-основателей» гуляйпольского анархизма был тогда покруче, чем у юного Махно. Антони успел поработать на заводах Екатеринослава, а Семенюта успел дезертировать из армии. Они создали в Гуляйполе Союза бедных хлеборобов – подпольную группу, провозгласившую себя анархистами-коммунистами. В состав группы со временем вошло около 50 человек, среди которых был и ничем особо не примечательный крестьянский паренек Нестор Махно. 

Победы и трагедия батьки. Сто тридцать лет Нестору Махно


Деятельность Союза бедных хлеборобов – Гуляйпольской крестьянской группы анархистов-коммунистов пришлась на 1906-1908 гг. Это были «пиковые» для русского анархизма годы. Гуляйпольские анархисты брали пример с других подобных групп – занимались не только пропагандой среди крестьянской и ремесленной молодежи, но и экспроприациями. Эта деятельность и подвела Махно, как сказали бы сейчас, «под статью». 

В конце 1906 г. его арестовали первый раз – за незаконное хранение оружия, а 5 октября 1907 года вновь задержали – на этот раз уже за серьезное преступление – покушение на жизнь сельских стражников Быкова и Захарова. Проведя некоторое время в Александровской уездной тюрьме, Нестор был освобожден. Однако 26 августа 1908 года Нестор Махно был арестован в третий раз. Его обвинили в убийстве чиновника военной управы и 22 марта 1910 г. Одесским военным судом Нестор Махно был приговорен к смертной казни.

Если бы Нестор был на момент совершения преступления чуть постарше, его бы могли казнить. Но так как Махно совершал преступление, будучи несовершеннолетним, ему заменили смертную казнь бессрочной каторгой и в 1911 году перевели в каторжное отделение Бутырской тюрьмы в Москве. 
Годы, проведенные на «крытке», стали для Махно настоящим жизненным университетом. 

Именно в тюрьме Нестор вплотную занялся самообразованием под руководством своего сокамерника – известного анархиста Петра Аршинова. Этот момент показывается в знаменитом сериале «Девять жизней Нестора Махно», но только там Аршинов изображен пожилым мужчиной. На самом деле, Петру Аршинову было почти столько же лет, сколько и Нестору Махно – он родился в 1886 году, но, несмотря на рабочее происхождение, хорошо знал грамоту, историю, теорию анархизма. Впрочем, за учебой Махно не забывал о протестах – он регулярно конфликтовал с администрацией тюрьмы, попадал в карцер, где и подхватил туберкулез легких. Эта хворь мучала его всю оставшуюся жизнь. 

Шесть лет провел Нестор Махно в Бутырской тюрьме, прежде чем был освобожден в связи с всеобщей амнистией политических заключенных, последовавшей за Февральской революцией 1917 года. Собственно, Февральская революция и открыла Нестору Махно путь к всероссийской славе. Спустя три недели после освобождения он вернулся в родное Гуляйполе, откуда его увозили жандармы 20-летним парнем, уже взрослым мужчиной с девятилетним тюремным сроком за плечами. Беднота встретила Нестора тепло – он был одним из немногих уцелевших членов Союза бедных хлеборобов. Уже 29 марта Нестор Махно возглавил руководящий комитет Гуляйпольского крестьянского союза, а затем стал председателем Совета крестьянских и солдатских депутатов. 



Довольно быстро Нестору удалось создать и боеспособный отряд из молодых анархистов, который приступил к экспроприациям имущества зажиточных односельчан. В сентябре 1917 г. Махно провел конфискацию и национализацию помещичьих земель. Однако 27 января (9 февраля) 1918 года в Брест-Литовске делегация украинской Центральной рады подписала сепаратный мир с Германией и Австро-Венгрией, после чего обратилась к ним за помощью в борьбе с революцией. Вскоре германские и австро-венгерские войска появились и на территории Екатеринославщины. 

Понимая, что сопротивляться регулярным армиям анархисты из Гуляйпольского отряда не смогут, Махно отступил на территорию современной Ростовской области – в Таганрог. Здесь он распустил свой отряд, а сам отправился в поездку по России, побывав в Ростове-на-Дону, Саратове, Тамбове и Москве. В столице Махно провел несколько встреч с видными анархистскими идеологами – Алексеем Боровым, Львом Черным, Иудой Гроссманом, а также встретился, что было для него еще более важно, с руководителями правительства Советской России – Яковом Свердловым, Львом Троцким и самим Владимиром Лениным. Судя по всему, уже тогда большевистское руководство понимало, что Махно далеко не так прост, как кажется. Иначе Яков Свердлов не организовывал бы его встречу с Лениным. 

Именно при содействии большевиков Нестор Махно вернулся на Украину, где приступил к организации партизанского сопротивления австро-германским интервентам и поддерживаемому ими режиму Центральной рады. Довольно быстро Нестор Махно из вожака маленького партизанского отряда превратился в командира целой повстанческой армии. В состав формирования Махно влились отряды других полевых командиров – анархистов, в том числе отряд Феодосия Щуся – не менее популярного в то время анархистского «батьки», бывшего военного моряка, и отряд Виктора Белаша – профессионального революционера, лидера Новоспасовской группы анархистов-коммунистов. 


Первое время махновцы действовали партизанскими методами. Они нападали на австрийские патрули, на небольшие отряды гетманской варты, грабили помещичьи усадьбы. К ноябрю 1918 года численность повстанческой армии Махно достигла уже 6 тысяч человек, что позволило анархистам действовать более решительно. К тому же, в ноябре 1918 года в Германии пала монархия, начался вывод оккупационных войск с территории Украины. В свою очередь, режим гетмана Скоропадского, опиравшийся на австрийские и немецкие штыки, находился в состоянии полного упадка. Лишившись внешней поддержки, члены Центральной рады не знали, что им делать. Этим и воспользовался Нестор Махно, установивший контроль над Гуляйпольским уездом.



Численность повстанческой армии к началу 1919 года составляла уже около 50 тысяч человек. С махновцами поспешили заключить соглашение большевики, нуждавшиеся в столь мощном союзнике в условиях активизации войск генерала А.И. Деникина на Дону и наступления петлюровцев на Украине. В середине февраля 1919 года Махно подписал соглашение с большевиками, в соответствии с которым с 21 февраля 1919 года повстанческая армия вошла в состав 1-й Заднепровской украинской советской дивизии Украинского фронта в статусе 3-й Заднепровской бригады. При этом махновская армия сохраняла внутреннюю автономию – это было одно из главных условий сотрудничества с большевиками. 

Тем не менее, отношения с красными у Махно не складывались. Когда в мае 1919 г. белые прорвали оборону и ворвались на Донбасс, Лев Троцкий объявил Махно «вне закона». Это решение поставило точку в союзе большевиков и гуляйпольских анархистов. В середине июля 1919 года Махно возглавил Революционный военный совет объединённой Революционно-повстанческой армии Украины (РПАУ), а когда был убит его конкурент и противник атаман Григорьев, занял пост главнокомандующего РПАУ. 

Армия Махно на протяжении всего 1919 года сражалась и против белых, и против петлюровцев. 1 сентября 1919 года Махно провозгласил создание «Революционной повстанческой армии Украины (махновцев)», а когда им был занят Екатеринослав, Махно приступил к строительству анархической республики. Конечно, вряд ли эксперимент батьки Махно можно назвать успешным с социально-экономической точки зрения – в условиях Гражданской войны, непрекращающихся боевых действий против нескольких противников, было очень сложно заниматься решением каких-либо хозяйственных вопросов. 



Но, тем не менее, социальный эксперимент махновцев стал одной из немногочисленных попыток «материализации» анархической идеи о безвластном обществе. На самом деле, власть в Гуляйполе конечно была. И эта власть была не менее жесткой, чем царская или большевистская – фактически Нестор Махно был диктатором, обладавшим чрезвычайными полномочиями и вольным поступать так, как ему того хотелось в конкретный момент. Наверное, иначе в тех условиях было нельзя. Махно старался, как мог. поддерживать дисциплину – жестко карал подчиненных и за мародерство, и за антисемитизм, хотя в отдельных случаях мог запросто отдать усадьбы на разграбление своим бойцам. 

Большевики сумели воспользоваться махновцами еще раз – при освобождении от белых Крымского полуострова. По соглашению с красными, Махно направил на штурм Перекопа до 2,5 тысяч своих бойцов под командованием Семена Каретника – одного из своих ближайших соратников. Но как только махновцы помогли красным прорваться в Крым, большевистское руководство быстро решило избавиться от опасных союзников. По отряду Каретника был открыт пулеметный огонь, уцелеть удалось лишь 250 бойцам, которые вернулись в Гуляйполе и рассказали обо всем батьке. Вскоре и командование РККА потребовало от Махно передислоцировать свою армию на Южный Кавказ, но батька этому приказу подчиняться не стал и начал отступление из Гуляйполя. 

28 августа 1921 года Нестор Махно, сопровождаемый отрядом из 78 человек, перешел границу с Румынией в районе Ямполя. Все махновцы тут же были разоружены румынскими властями и помещены в специальный лагерь. Советское руководство в это время безрезультатно требовало от Бухареста выдачи Махно и его соратников. Пока румыны вели переговоры с Москвой, Махно вместе с женой Галиной и 17 соратниками сумел бежать в соседнюю Польшу. Здесь они также оказались в лагере для интернированных лиц, встретили весьма недружественное отношение со стороны польского руководства. Лишь в 1924 году, благодаря связям российских анархистов, проживавших в то время за рубежом, Нестор Махно и его жена получили разрешение на выезд в соседнюю Германию. 

В апреле 1925 года они поселились в Париже, на квартире у художника Жана (Ивана) Лебедева – русского эмигранта и активного участника российского и французского анархистского движения. Во время проживания у Лебедева Махно освоил нехитрое ремесло плетения тапочек и стал этим зарабатывать на жизнь. Вчерашний повстанческий командир, державший в страхе всю Малороссию и Новороссию, жил практически в нищете, еле-еле зарабатывая себе на жизнь. Нестора продолжала терзать и тяжелая болезнь – туберкулез. Давали о себе знать и многочисленные ранения, полученные во время Гражданской войны. 

Но, несмотря на состояние здоровья, Нестор Махно продолжал поддерживать связи с местными анархистами, регулярно участвовал в мероприятиях французских анархических организаций, включая и первомайские демонстрации. Известно, что когда в Испании в начале 1930-х годов активизировалось анархистское движение, испанские революционеры звали Махно приехать и стать одним из лидеров. Но здоровье уже не позволяло гуляйпольскому батьке вновь браться за оружие. 

6 июля (по другим сведениям – 25 июля) 1934 года Нестор Махно скончался в одной из больниц Парижа от костного туберкулеза. 28 июля 1934 года его тело кремировали, а урну с прахом замуровали в стене колумбария кладбища Пер-Лашез. Его жена Галина и дочь Елена впоследствии вернулись в Советский Союз, проживали в Джамбуле Казахской ССР. Дочь Нестора Махно Елена Михненко умерла в 1992 году.