Мария Байда: сколько немцев убила русская разведчица в рукопашной

 
 

В разгар боев за Севастополь разведчица Мария Карповна Байда своей отчаянной атакой спасла от плена 9 израненных советских солдат. В этом сражении русская девушка лично убила 15 немецких бойцов, а четверых из них в рукопашной схватке забила прикладом автомата. После наступления ночи Мария провела раненных товарищей через минное поле.

 
 

Из санитарки и разведчицы

Уроженка Крыма 20-летняя Мария Байда с первых дней войны пошла добровольцем в истребительный батальон. Осенью 1941 года она санитарка, а позднее санитарный инструктор, однако во время обороны Крыма от наступающих немецких подразделений девушка попросила перевод в разведку.

После войны Мария Карповна вспоминала: Я видела столько крови и страданий, что просто у меня окаменело сердце...! Вот и пришло решение уйти с медицинской работы в строй. Сила и ловкость у меня были. Стрелять я умела..., Могла двигаться незаметно и бесшумно, свободно ориентироваться по местности — ведь нередко, разыскивая раненых, приходилось ползать по „ничейной“ полосе, в нескольких десятках метров от немецких окопов...». Наравне с мужчинами-разведчиками девушка уходила вглубь немецких позиций, занималась разведкой и поиском «языков».

Отчаянная атака

7 июня 1942 года силы вермахта в третий раз пошли на приступ Севастополя. В этот день подразделение Марии, освобожденное от специальных заданий, направили на оборону позиций в районе Мекензиевых гор. До этого боя девушка получила осколочное ранение в руку и голову, но сбежала из госпиталя, чтобы сражаться рядом с товарищами.

В этом бою она отличилась отчаянной храбростью и даже выскакивала из окопа, чтобы добыть оружие и взять боеприпасы у убитых немцев. Во время очередной атаки врага, рядом с Марией разорвалась граната, от которой она потеряла сознание. Очнулась разведчица под вечер с контузией и очередной кровоточащей раной на голове.

Оценив обстановку девушка поняла, что немцы прорвали оборону и поползла прочь от позиции. Неподалеку Мария увидела, два десятка нацистов и взятых в плен израненных красноармейцев. Девушка подобрала автомат, и открыло стрельбу по собравшимся в кучу немцам. Раненые разведчики также бросились на ошеломленного врага, после чего завязалась рукопашная схватка.

Впоследствии товарищи утверждали, что Мария лично убила 14 немецких солдат и одного офицера. Четверых противников она забила прикладом автомата во время рукопашного боя. Когда немцев перебили Байда, знавшая схемы минных полей вывела товарищей к своим.

Плен и ранение

20 июня 1942 года старший сержант Байда получила Героя Советского Союза, орден Ленина и «Золотую Звезду». Весть об этом она получила, находясь в госпитале, размещенном в Инкерманской штольне. 12 июля 1942 года разведчица попала в немецкий плен, находясь в лагере Бахчисарая, девушка планировала побег, но была выдана немцам.

Разведчица прошла несколько концлагерей и зимой 1945 года снова вошла в подпольную группу и опять попалась немцам. 4 месяца Мария Карповна находилась в гестапо и была освобождена 8 мая 1945 года. После войны Мария Байда работала руководителем ЗАГСа Севастополя.

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх