Экраноплан «Лунь»: что стало с наследником «Каспийского Монстра»

Гордостью советских военно-морских сил были летательные аппараты особого типа — экранопланы. Спущенный на воду в 1980-х первый в мире экраноплан-ракетоносец «Лунь», который прозвали «убийцей авианосцев», сильно опережал свое время — и именно поэтому в итоге оказался не востребован.

История экранопланов в России

Экранопланы способны держаться в воздухе благодаря так называемому экранному эффекту. При движении над подстилающей поверхностью возникает динамическая воздушная подушка, которая увеличивает подъемную силу, действующую на крыло.

Впервые летчики столкнулись с явлением «влияния земли» в двадцатых, и тогда это нередко становилось причиной авиакатастроф при взлете и посадке.

Использующие преимущества экранного эффекта летательные аппараты создавались на стыке авиа- и кораблестроения. Г. Ф. Петров в книге «Гидросамолеты и экранопланы России» пишет, что теоретические и практические разработки в СССР в этом направлении велись с тридцатых годов, однако действующие экранопланы были построены только через 30 лет. Автор первых моделей, конструктор Ростислав Алексеев, отталкивался от своих более ранних проектов судов на подводных крыльях.

 

Новинкой заинтересовались адмиралы советского флота. Одним из достоинств экранопланов, позволяющим использовать их в военных целях, является малая заметность на радарах. Она связана с тем, что аппараты поднимаются на высоту лишь нескольких метров. При этом, в отличие от кораблей, экранопланы могут без повреждений миновать скопления плавучих мин. Они легко перемещаются над водой и льдом, а в случае необходимости способны пролетать и над сушей.

Наследник «Каспийского Монстра»

Тяжелый ударный экраноплан «Лунь», разработанный в нижегородском Центральном конструкторском бюро по судам на подводных крыльях, совершил первый полет в 1987 году. Строился он 3 года. В. А. Апальков в справочнике «Малые ракетные корабли и катера» говорит о том, что непосредственным предшественником «Луня» был «Каспийский Монстр» (так в ЦРУ расшифровали аббревиатуру КМ-6) — корабль весом 544 т, испытания которого проводились в акватории Каспийского моря. Экраноплан «Лунь» отличала меньшая масса — 380 т при размахе крыла в 44 м. Для него был разработан автопилот «Смена-3», стабилизирующий положение аппарата в воздухе. Но главной особенностью «Луня» была способность нести до 8 противокорабельных ракет «Москит». При этом он развивал скорость до 463 км/ч — в 10 раз больше, чем у стандартных кораблей. Это давало возможность быстро доставлять ракеты на расстояние, достаточное для эффективного поражения противника. Основной целью боевого экраноплана были авианосцы.

 

Судьба «Луня»

Экраноплан «Лунь» был построен в единственном экземпляре, хотя изначально предполагалось, что он будет первым в серии из восьми летательных аппаратов. Второе судно проекта 903 начало строиться, но после распада СССР оказалось не нужным. Предполагалось перепрофилировать его в спасательный корабль-госпиталь, способный принять на борт до 500 человек. Однако в итоге экраноплан-«дублер» так и не был достроен, хотя работы были выполнены на 75%.

Испытания же первого «Луня», которые проводились в Каспийске, закончились в 1990 году, еще год длилась опытная эксплуатация. Несколько лет ракетоносец, управляемый экипажем из 10 человек, числился в составе 236-го дивизиона кораблей-экранопланов Каспийской флотилии. Кроме него, в дивизионе имелось 3 транспортно-десантных экраноплана «Орленок». Однако в начале двухтысячных «Лунь» списали, сняв с него всю секретную электронику. Корпус экраноплана был захоронен в доке на заводе «Дагдизель».

С 1991 года экранопланостроение в России долгое время не развивалось. В 2009-2010 годах стало известно о планах нескольких частных компаний по реконструкции имеющихся проектов с использованием современных цифровых технологий. Однако представители Минобороны в 2011 году заявили, что в ближайшие десятилетия не намерены финансировать разработку и постройку экранопланов. «Смелые» проекты советской эпохи российские военные охарактеризовали как «иллюзии», имея в виду, очевидно, большую уязвимость экранопланов в условиях реальных боевых столкновений на море.

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх