«Сталин обалдел от страха»: как немцы объяснили возвращение погон в Красной армии



Обычно историки пишут, что введение погон было предпринято Сталиным в рамках политики по поднятию боевого духа советских войск, где он делал главную опору на русский патриотизм и старался максимально воспроизвести, в новых условиях, атрибуты Российской империи. Однако не совсем понятно при этом, почему для введения погон был выбран именно этот момент – зима 1943 года.

Ещё не закончилась битва под Сталинградом, не была разгромлена окружённая там группировка немецких войск. Красная армия только-только начала одерживать первые крупные победы, и до завершения коренного перелома было ещё очень далеко.
Если введением погон Сталин рассчитывал добиться существенного повышения морального духа советских войск, то, спрашивается, почему он не предпринял такой шаг раньше? Если он стремился реставрировать имперские атрибуты, то такой шаг мог вызвать недоумение в вооружённых силах. Действительно, РККА все свои победы одерживала без погон, зачем они вдруг понадобились?

Однако, момент, наверное, был выбран психологически тонко. Действительно, в период поражений само по себе введение погон не подняло бы настроение бойцов и командиров. В то же время, только что одержанные первые успехи подавали очень большие надежды на перелом войны и на победу. Но к победе ещё надо было идти и идти. Сталин решил осенить этот победный путь почти с самого его начала перелицовкой военной формы.

Пятиконечные звёздочки серебристого цвета были и на погонах офицеров и двух младших генеральских чинов в Российской Императорской Армии (но не Флота). Новая советская форма по сути дела повторила эту систему знаков. С теми отличиями, что звёзды стали крупнее, появились на погонах всех генералов и маршалов, а также были введены в советском Военно-Морском Флоте.

Характерно, что введению погон предшествовала постепенная негласная реабилитация слова «офицер», которое также два с лишним десятилетия дискредитировалось и связывалось с «проклятым царским режимом». В РККА были не офицеры, а «красные командиры». Они и оставались такими даже после введения в 1935 году офицерских званий от младшего лейтенанта до полковника. Юридически термин «офицеры» появился только в 1946 году в связи с переименованием РККА в Советскую Армию, а до этого они назывались «средним и старшим командным и начальствующим составом».

Но в праздничном приказе наркома обороны И.В. Сталина 7 ноября 1942 года, как раз накануне контрнаступления под Сталинградом, впервые в столь важном документе было употреблено слово «офицеры» применительно к командирам Красной Армии и Флота и подчёркнут «высокий стиль» этого понятия.

Интересно обоснование, которое дала правительственная пресса введению погон. Так, в номере газеты «Красная Звезда» от 7 января 1943 года, в котором был опубликован приказ наркома обороны о новой форме и знаках различия, приводилось такое разъяснение:

«Погоны были традиционным украшением доблестной русской армии. Мы, законные наследники русской воинской славы, берём из арсенала наших отцов и дедов всё лучшее, что способствовало поднятию воинского духа и укреплению дисциплины. Введение погон ещё раз подтверждает славную преемственность воинских традиций, которая так ценна для армии, любящей своё отечество, дорожащей родной историей. Погоны не только деталь одежды. Это знак воинского достоинства и воинской чести... Надевая погоны – новые знаки различия и воинской чести – мы почувствуем ещё явственнее тот долг, который лежит на армии, защищающей родину от немецко-фашистских банд. Народ даёт армии эти знаки чести, требуя при этом, чтобы честь армии поддерживалась на полях сражений».

Показательно, что этот символ преемственности почувствовали и враги, причём это их очень сильно встревожило. Об этом свидетельствует распространявшаяся оккупантами агитка «Сталин обалдел от страха»: «По приказу Сталина в красной армии ведены погоны, эполеты... Готовится переименование красной армии в русскую. Священникам разрешено служить молебны о ниспослании победы красной армии. Красный флаг советской власти предполагается заменить трёхцветным... Чтобы удержаться у власти, хитрейший людоед Сталин идёт на всё... Не хватает только того, чтобы он провозгласил себя императором».

Решение Сталина выглядело спонтанным и неожиданным только для широкой публики. На самом деле он давно шёл к этому. В атрибутах государства и армии до войны уже утвердилось многое из того, что упертые революционеры, вроде Троцкого, воспринимали как «монархическую реставрацию». Так, в 1935 году, как уже говорилось, были введены офицерские звания, в 1940-м – маршальские. Оставался небольшой шаг до восстановления дореволюционных знаков различия, с небольшими поправками, и этот шаг был сделан в 1942 году.

До победы под Москвой этот вопрос просто не успели решить технически – было не до него. Но в 1942 году за него взялись основательно и начали готовить образцы новой военной формы. В сентябре или октябре 1942 года, по свидетельству начальника Генштаба маршала Александра Василевского, Сталин, после очередного доклада ему, запросил его и Георгий Жукова мнения о предстоящем введении погон. Оказывается, по меньшей мере с лета того года этот вопрос был предметом поручения Сталина начальнику Главного управления тыла РККА генералу Андрею Хрулёву и регулярных с ним обсуждений.

По свидетельству главного маршала артиллерии Николая Воронова, основным мотивом введения погон стало восстановление единоначалия и отмена института военных комиссаров (с октября 1942 года). Есть версии, что Сталин вдохновлялся примером царского генерала Андрея Снесарева, военспеца в РККА на гражданской войне, всегда носившего погоны, а также пьесой Михаила Булгакова «Дни Турбиных». Так ли это – проверить нельзя. Точно также остаётся легендой, но символичной, версия, что Сталин издал приказ специально в канун Рождества – 24 декабря по старому стилю.

Ярослав Бутаков
 
https://x-true.info/81845-stalin-obaldel-ot-straha-kak-nemcy-objasnili-vozvraschenie-pogon-v-krasnoj-armii.html

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх