Игорь Молд предлагает Вам запомнить сайт «Любители истории»
Вы хотите запомнить сайт «Любители истории»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
Читать

Маршал Иван Конев: «Сталинская победа – это всенародная беда»

развернуть

Степан Кашурко — бывший помощник по особым поручениям маршала Ивана Конева, генерал-полковник, Президент Центра розыска и увековечивания без вести пропавших и погибших защитников Отечества:

В канун 25-летия Победы маршал Конев попросил меня помочь ему написать заказную статью для «Комсомольской правды». Обложившись всевозможной литературой, я быстро набросал «каркас» ожидаемой «Комсомолкой» победной реляции в духе того времени и на следующий день пришел к полководцу. По всему было видно: сегодня он не в духе.



— Читай, — буркнул Конев, а сам нервно заходил по просторному кабинету. Похоже, его терзала мысль о чем-то наболевшем.

Горделиво приосанившись, я начал с пафосом, надеясь услышать похвалу: «Победа — это великий праздник. День всенародного торжества и ликования. Это...»

— Хватит! — сердито оборвал маршал. — Хватит ликовать! Тошно слушать. Ты лучше скажи, в вашем роду все пришли с войны? Все во здравии вернулись?

Konev.jpg

— Нет. Мы недосчитались девятерых человек, из них пятеро пропали без вести, — пробормотал я, недоумевая, к чему это он клонит. — И еще трое приковыляли на костылях.
— А сколько сирот осталось? — не унимался он.
— Двадцать пять малолетних детей и шестеро немощных стариков.
— Ну и как им жилось? Государство обеспечило их?
— Не жили, а прозябали, — признался я. — Да и сейчас не лучше. За без вести пропавших кормильцев денег не положено... Их матери и вдовы глаза повыплакали, а все надеются: вдруг хоть кто-нибудь вернется. Совсем извелись...

— Так какого черта ты ликуешь, когда твои родственники горюют! Да и могут ли радоваться семьи тридцати миллионов погибших и сорока миллионов искалеченных и изуродованных солдат? Они мучаются, они страдают вместе с калеками, получающими гроши от государства...

Я был ошеломлен. Таким я Конева видел впервые. Позже узнал, что его привела в ярость реакция Брежнева и Суслова, отказавших маршалу, попытавшемуся добиться от государства надлежащей заботы о несчастных фронтовиках, хлопотавшему о пособиях неимущим семьям пропавших без вести.

Иван Степанович достал из письменного стола докладную записку, видимо, ту самую, с которой безуспешно ходил к будущему маршалу, четырежды Герою Советского Союза, кавалеру «Ордена Победы» и трижды идеологу Советского Союза. Протягивая мне этот документ, он проворчал с укоризной:

— Ознакомься, каково у нас защитникам Родины. И как живется их близким. До ликованья ли ИМ?!

Бумага с грифом «Совершенно секретно» пестрела цифрами. Чем больше я в них вникал, тем больнее щемило сердце: «...Ранено 46 миллионов 250 тысяч. Вернулись домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков. Одноглазых 155 тысяч, слепых 54 тысячи. С изуродованными лицами 501342. С кривыми шеями 157565. С разорванными животами 444046. С поврежденными позвоночниками 143241. С ранениями в области таза 630259. С оторванными половыми органами 28648. Одноруких 3 миллиона 147. Безруких 1 миллион 10 тысяч. Одноногих 3 миллиона 255 тысяч. Безногих 1 миллион 121 тысяча. С частично оторванными руками и ногами 418905. Так называемых „самоваров“, безруких и безногих — 85942».

— Ну, а теперь взгляни вот на это, — продолжал просвещать меня Иван Степанович.

«За три дня, к 25 июня, противник продвинулся вглубь страны на 250 километров. 28 июня взял столицу Белоруссии Минск. Обходным маневром стремительно приближается к Смоленску. К середине июля из 170 советских дивизий 28 оказались в полном окружении, а 70 понесли катастрофические потери. В сентябре этого же 41-го под Вязьмой были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артполк Резерва Главного командования и полевые Управления четырех армий. В Брянском котле очутились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артполков и полевые Управления трех армий. Всего же в 1941-м в окружение попали и не вышли из него 92 из 170 советских дивизий, 50 артиллерийских полков, 11 танковых бригад и полевые Управления 7 армий. В день нападения фашистской Германии на Советский Союз, 22 июня, Президиум Верховного Совета СССР объявил о мобилизации военнообязанных 13 возрастов — 1905-1918 годов. Мгновенно мобилизовано было свыше 10 миллионов человек. Из 2-х с половиной миллионов добровольцев было сформировано 50 ополченческих дивизий и 200 отдельных стрелковых полков, которые были брошены в бой без обмундирования и практически без надлежащего вооружения. Из двух с половиной миллионов ополченцев в живых осталось немногим более 150 тысяч».

Говорилось там и о военнопленных. В частности, о том, что в 1941 году попали в гитлеровский плен: под Гродно-Минском — 300 тысяч советских воинов, в Витебско-Могилёвско-Гомелъском котле — 580 тысяч, в Киевско-Уманьском — 768 тысяч. Под Черниговом и в районе Мариуполя — еще 250 тысяч. В Брянско-Вяземском котле оказались 663 тысячи, и т.д. Если собраться с духом и все это сложить, выходило, что в итоге за годы Великой Отечественной войны в фашистском плену умирали от голода, холода и безнадежности около четырех миллионов советских бойцов и командиров, объявленных Сталиным врагами и дезертирами.

Подобает вспомнить и тех, кто, отдав жизнь за неблагодарное отечество, не дождался даже достойного погребения. Ведь по вине того же Сталина похоронных команд в полках и дивизиях не было — вождь с апломбом записного хвастуна утверждал, что нам они ни к чему: доблестная Красная Армия врага разобьет на его территории, сокрушит могучим ударом, сама же обойдется малой кровью. Расплата за эту самодовольную чушь оказалась жестокой, но не для генералиссимуса, а для бойцов и командиров, чья участь так мало его заботила. По лесам, полям и оврагам страны остались истлевать без погребения кости более двух миллионов героев. В официальных документах они числились пропавшими без вести — недурная экономия для государственной казны, если вспомнить, сколько вдов и сирот остались без пособия.

В том давнем разговоре маршал коснулся и причин катастрофы, в начале войны постигшей нашу «непобедимую и легендарную» Красную армию. На позорное отступление и чудовищные потери ее обрекла предвоенная сталинская чистка рядов командного состава армии. В наши дни это знает каждый, кроме неизлечимых почитателей генералиссимуса (да и те, пожалуй, в курсе, только прикидываются простачками), а ту эпоху подобное заявление потрясало. И разом на многое открывало глаза. Чего было ожидать от обезглавленной армии, где опытные кадровые военачальники вплоть до командиров батальона отправлены в лагеря или под расстрел, а вместо них назначены молодые, не нюхавшие пороху лейтенанты и политруки..."

— Хватит! — вздохнул маршал, отбирая у меня страшный документ, цифры которого не укладывались в голове. — Теперь понятно, что к чему? Ну, и как ликовать будем? О чем писать в газету, о какой Победе? Сталинской? А может, Пирровой? Ведь нет разницы!
— Товарищ маршал, я в полной растерянности. Но, думаю, писать надо по-советски.., — запнувшись, я уточнил: — по совести. Только теперь вы сами пишите, вернее, диктуйте, а я буду записывать.
— Пиши, записывай на магнитофон, в другой раз такого уж от меня не услышишь!

И я трясущейся от волнения рукой принялся торопливо строчить:

«Что такое победа? — говорил Конев. — Наша, сталинская победа? Прежде всего, это всенародная беда. День скорби советского народа по великому множеству погибших. Это реки слез и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Это миллионы исковерканных судеб, не состоявшихся семей, не родившихся детей. Миллионы замученных в фашистских, а затем и в советских лагерях патриотов Отечества». Тут ручка-самописка, как живая, выскользнула из моих дрожащих пальцев.

— Товарищ маршал, этого же никто не напечатает! — взмолился я.
— Ты знай, пиши, сейчас-то нет, зато наши потомки напечатают. Они должны знать правду, а не сладкую ложь об этой Победе! Об этой кровавой бойне! Чтобы в будущем быть бдительными, не позволять прорываться к вершинам власти дьяволам в человеческом обличье, мастерам разжигать войны.

— И вот еще чего не забудь, — продолжал Конев. — Какими хамскими кличками в послевоенном обиходе наградили всех инвалидов! Особенно в соцобесах и медицинских учреждениях. Калек с надорванными нервами и нарушенной психикой там не жаловали. С трибун ораторы кричали, что народ не забудет подвига своих сынов, а в этих учреждениях бывших воинов с изуродованными лицами прозвали «квазимодами» («Эй, Нина, пришел твой квазимода!» — без стеснения перекликались тетки из персонала), одноглазых — «камбалами», инвалидов с поврежденным позвоночником — «паралитиками», с ранениями в область таза — «кривобокими». Одноногих на костылях именовали «кенгуру». Безруких величали «бескрылыми», а безногих на роликовых самодельных тележках — «самокатами». Тем же, у кого были частично оторваны конечности, досталось прозвище «черепахи». В голове не укладывается! — с каждым словом Иван Степанович распалялся все сильнее.

— Что за тупой цинизм? До этих людей, похоже, не доходило, кого они обижают! Проклятая война выплеснула в народ гигантскую волну изуродованных фронтовиков, государство обязано было создать им хотя бы сносные условия жизни, окружить вниманием и заботой, обеспечить медицинским обслуживанием и денежным содержанием. Вместо этого послевоенное правительство, возглавляемое Сталиным, назначив несчастным грошовые пособия, обрекло их на самое жалкое прозябание. Да еще с целью экономии бюджетных средств подвергало калек систематическим унизительным переосвидетельствованиям во ВТЭКах (врачебно-трудовых экспертных комиссиях): мол, проверим, не отросли ли у бедолаги оторванные руки или ноги?! Все норовили перевести пострадавшего защитника родины, и без того нищего, на новую группу инвалидности, лишь бы урезать пенсионное пособие...

О многом говорил в тот день маршал. И о том, что бедность и основательно подорванное здоровье, сопряженные с убогими жилищными условиями, порождали безысходность, пьянство, упреки измученных жен, скандалы и нестерпимую обстановку в семьях. В конечном счете, это приводило к исходу физически ущербных фронтовиков из дома на улицы, площади, вокзалы и рынки, где они зачастую докатывались до попрошайничества и разнузданного поведения. Доведенные до отчаяния герои мало-помалу оказывались на дне, но не их надо за это винить.

К концу сороковых годов в поисках лучшей жизни в Москву хлынул поток обездоленных военных инвалидов с периферии. Столица переполнилась этими теперь уже никому не нужными людьми. В напрасном чаянии защиты и справедливости они стали митинговать, досаждать властям напоминаниями о своих заслугах, требовать, беспокоить. Это, разумеется, не пришлось по душе чиновникам столичных и правительственных учреждений. Государственные мужи принялись ломать голову, как бы избавиться от докучной обузы.

И вот летом 49-го Москва стала готовиться к празднованию юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья: чистилась, мылась. А тут эти фронтовики — костыльники, колясочники, ползуны, всякие там «черепахи» — до того «обнаглели», что перед самым Кремлем устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это вождю народов. И он изрек: «Очистить Москву от „мусора“!»

Власть предержащие только того и ждали. Началась массовая облава на надоедливых, «портящих вид столицы» инвалидов. Охотясь, как за бездомными собаками, правоохранительные органы, конвойные войска, партийные и беспартийные активисты в считанные дни выловили на улицах, рынках, вокзалах и даже на кладбищах и вывезли из Москвы перед юбилеем «дорогого и любимого Сталина» выброшенных на свалку истории искалеченных защитников этой самой праздничной Москвы.

И ссыльные солдаты победоносной армии стали умирать. То была скоротечная гибель: не от ран — от обиды, кровью закипавшей в сердцах, с вопросом, рвущимся сквозь стиснутые зубы: «За что, товарищ Сталин?»

Так вот мудро и запросто решили, казалось бы, неразрешимую проблему с воинами-победителями, пролившими свою кровь «За Родину! За Сталина!».
— Да уж, что-что, а эти дела наш вождь мастерски проделывал. Тут ему было не занимать решимости — даже целые народы выселял, — с горечью заключил прославленный полководец Иван Конев."

Из книги Игоря Гарина «Другая правда о Второй мировой ч. 1. Документы»

via; phililogist

http://izbrannoe.com/news/lyudi/marshal-ivan-konev-stalinska...


Ключевые слова: Книги, новости, статья
Опубликовал Игорь Молд , 11.05.2017 в 14:32

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Vladimir Bogdanov
Vladimir Bogdanov Валерий Бараков 13 мая, в 20:57 Спасибо за совет, но эту книгу я, как крымчанин, с началом возвращения крымских татар в Крым очень внимательно прочитал и пришёл к выводу, что все ужасы, т.н. "депортации", мягко говоря неправда. В разговорах с некоторыми крымскими татарами это нашло подтверждение Текст скрыт развернуть
1
Валерий Бараков
Валерий Бараков Vladimir Bogdanov 13 мая, в 21:03 Спасибо и вам. Подозревал,что человек советующий такое количество книг,не мог не прочитать её. Тем более рад,что это нашло практическое подтверждение. Текст скрыт развернуть
1
TOMF .Gegrby
TOMF .Gegrby 13 мая, в 02:31 Да....ну и нравы ..... Текст скрыт развернуть
0
TOMF .Gegrby
TOMF .Gegrby TOMF .Gegrby 13 мая, в 02:32 Маршала оставьте ... Текст скрыт развернуть
2
Рушан Мухамеджанов
Рушан Мухамеджанов 13 мая, в 06:55 все верно написано! тофарищч Сталин редкостным педерастом был....и вокруг себя таких же собирал... Текст скрыт развернуть
-2
Валерий Бараков
Валерий Бараков 13 мая, в 08:34 Один чудак с лицом фальшиво-грустным,
«Ютясь» в салоне своего «порше»,
Сказал: «Мне стыдно называться русским.
Мы — нация бездарных алкашей».

Его душа не стоит и полушки,
Как жёлтый лист с обломанных ветвей.
А вот потомок эфиопов Пушкин
Не тяготился русскостью своей.

Себя считали русскими по праву
И поднимали Родину с колен
Творцы российской мореходной славы
И Беллинсгаузен, и Крузенштерн.

И не мирясь с мировоззреньем узким,
Стараясь заглянуть за горизонт,
За честь считали называться русским
Шотландцы — Грейг, де Толи и Лермонт.

Любой из них достоин восхищенья,
Ведь Родину воспеть — для них закон!
Так жизнь свою отдал без сожаленья
За Русь грузинский князь Багратион.

Язык наш — многогранный, точный, верный —
То душу лечит, то разит, как сталь.
Способны ль мы ценить его безмерно
И знать его, как знал датчанин Даль?

В душе любовь сыновнюю лелея,
Всю жизнь трудились до семи потов
Суворов, Ушаков и Менделеев,
Кулибин, Ломоносов и Попов.

Их имена остались на скрижалях,
Как подлинной истории азы.
И среди них как столп — старик Державин,
В чьих жилах кровь татарского мурзы.

Они идут — то слуги, то мессии, —
Свой крест неся на согбенных плечах,
Как нёс его во имя всей России
Потомок турка адмирал Колчак.

Не стоит головою биться в стенку
И в бешенстве слюною брызгать зря!
«Мы — русские!» — так говорил Шевченко.
Внимательней читайте «Кобзаря».

Патриотизм не продают в нагрузку
К беретам, сапогам или пальто.
Ну а коль вам стыдно называться русским,
Вы, батенька, не русский. Вы — никто.

авт. Константин Фролов.
Текст скрыт развернуть
2
Klim Shan
Klim Shan 13 мая, в 08:46 Что такое победа? Прежде всего, это всенародная беда. Точнее не скажешь. А у нас эту беду "Единая Россия" во главе с Путиным празднуют. Текст скрыт развернуть
-1
Николай Орлин
Николай Орлин 13 мая, в 11:36 Маршал Конев со своим помощником Кашурко вместе на фотографии
http://m-im.ru/journal/202
КАШУРКО Степан Савельевич, президент Центра розыска и увековечивания без вести пропавших и погибших защитников Отечества, академик, генерал-полковник.
С началом Великой Отечественной войны ушел на фронт, где под Харьковом вновь встретился с И. С. Коневым. По его поручению полковник Кашурко командовал отдельным инженерно-саперным батальоном особого назначения, обеспечивавшим переправу больших сил при форсировании Днепра. После войны продолжил службу в армии.
Еще в 1973 году за заслуги в увековечении памяти павших героев маршал Советского Союза И.С. Конев вручил ему памятную Золотую медаль "Дорогой Героев". За свою бескорыстную подвижническую дятельность Степан Савельевич Кашурко награжден Президентом РФ В. В. Путиным орденом Почёта, Президентом Украины Л. Д. Кучмой орденом "За заслуги", Святейшим патриархом Московским и Всея Руси Алексием II орденом Святого князя Даниила Московского. Он также удостоен высших специальных наград Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка РФ - орденов "Великая Победа", Святого князя Александра Невского I степени и Петра Великого I степени. Ему вручен и Международный орден общественного признания "Слава России".
В январе 2006 года Степан Кашурко выдвинут на соискание Нобелевской премии мира.
Он был порученцем маршала Конева,
всю жизнь разыскивает неизвестных героев Великой Отечественной войны,
восстановил имена свыше 250 тысяч бойцов и командиров Красной армии
Степан Савельевич Кашурко происходит из рода потомственных дворян. Его предок, полковник лейб-гвардии Егерьского полка Кашуркин Кондратий, прозванный "сокрушителем", участвовал в сражении при Бородино, где проявил геройство и мужество. Он сумел отразить и удержать превосходящие силы французского воинства до подхода подкрепления. Будучи тяжело раненым в правую ногу, поле боя не покинул. После битвы в полевом лазарете его навестил Кутузов и от имени митрополита Филарета вручил миниатюрную иконку "Пресвятая Богородица - покровительница", сказав, что подал императору прошение о награждении.
Вскоре Александр I, поздравляя вставшего на одной ноге с госпитальной койки Кондратия, преподнес ему золотую шпагу "За храбрость" и приколол на грудь Святого Георгия III степени, а также вручил царскую грамоту о присвоении титула "Потомственный дворянин". В грамоте к ордену Святого Георгия сказано: "Сей военный орден, достойно вами стяжанный, да предшествует слава, какою по искоренению всеобщего врага увенчает Вас отечество".
Сыновья, внуки и правнуки Кондратия Кашуркина также были отмечены высокими наградами за боевые заслуги и укрепление Российской Империи.
Его сын - капитан Григорий Кашуркин, отличился в битве с турками на Шипке, внук - капитан III ранга Владимир Кашуркин, - в схватке на Малаховом кургане в Севастополе с англичанами, правнук - капитан-лейтенант Дорофей Кашуркин, - в Цусимском сражении с японцами.
После Октябрьской революции сын Дорофея - Савелий, вынужден был скрывать свое происхождение. Добровольно оставив все имущество, ушел в матросы. В годы гражданской войны воевал на стороне красных. На бронепоезде "Грозный", комиссаром которого был молодой Иван Конев, участвовал в разгроме Колчака. Изобретательный от природы, он особенно отличился, сумев наладить переправу бронепоезда по льду через Иртыш, после того, как мост через реку был взорван белыми. За это он снискал огромное доверие и уважение будущего маршала. После расформирования бронепоезда Савелий по совету Конева, узнавшего о его дворянской родословной, уехал на Украину, где поселился в одном из сел, там же и женился. Одним из первых вступил в колхоз. При получении паспорта взял себе фамилию Кашурко.
Его сын Степан служил на флоте, откуда перевелся порученцем по особо важным делам розыска безвестных воинов к маршалу Советского Союза И. С. Коневу, взявшему к себе сына своего боевого друга. Степаном Кашурко исхожены тысячи километров былых фронтовых дорог и партизанских троп, найдено и исследовано множество затерявшихся в военных архивах документов.
В результате его титанического труда, которому нет аналогов в мире, установлены имена и судьбы более четверти миллиона безвестных воинов. О них он сообщил родным, близким и землякам. Его имя окружено искренней признательностью и уважением во многих семьях бывшего СССР. Об этом красноречиво говорят 8 объемистых томов благодарственных писем, телеграмм.
Текст скрыт развернуть
-1
Aigul Zaripova
Aigul Zaripova 14 мая, в 10:13 Все ошибки и просчеты своим телом закрывал народ. Ничего нового. И теперь не иначе. Текст скрыт развернуть
2
Лариса Хижняк
Лариса Хижняк 14 мая, в 21:02 Это нормально? На Вааламе "памятник'' герою СССР? В таком виде?На это кладбище героев даже экскурсии перестали водить.Позор! Текст скрыт развернуть
1
Лариса Хижняк
Лариса Хижняк 14 мая, в 21:07 Сын когда-то нашёл могилу,поставил ведро вместо памятника,получил льготы и всё Текст скрыт развернуть
-1
Лариса Хижняк
Лариса Хижняк 14 мая, в 21:09 Это нормально? На Вааламе "памятник'' герою СССР? В таком виде?На это кладбище героев даже экскурсии перестали водить.Позор! Текст скрыт развернуть
0
Лариса Хижняк
Лариса Хижняк 14 мая, в 21:11 Не прячте голову в песок.На Вааламе содержали и хоронили самых тяжёлых инвалидов.Их там прятали. Текст скрыт развернуть
0
Alex Povolotsky
Alex Povolotsky Лариса Хижняк 23 мая, в 09:08 прятали? Текст скрыт развернуть
0
Лариса Хижняк
Лариса Хижняк Alex Povolotsky 23 мая, в 21:51 Да Текст скрыт развернуть
0
Лариса Хижняк
Лариса Хижняк Лариса Хижняк 23 мая, в 21:54 Так нам рассказывал в2007 году экскусовод.А в 2015году мы уже сами ходили на это кладбище-ужас. Текст скрыт развернуть
0
Jet Fighter
Jet Fighter 14 мая, в 22:21 " ... Говорилось там и о военнопленных. В частности, о том, что в 1941 году попали в гитлеровский плен: под Гродно-Минском — 300 тысяч советских воинов, в Витебско-Могилёвско-Гомелъском котле — 580 тысяч, в Киевско-Уманьском — 768 тысяч. Под Черниговом и в районе Мариуполя — еще 250 тысяч. В Брянско-Вяземском котле оказались 663 тысячи, и т.д. ..."
В связи с приведенными цифрами возникает вопрос — А сколько вообще войск находились в боевом соприкосновении с войсками стран гитлеровской коалиции в СССР в первые недели войны в 1941 году (автор этих слов перечисляет именно события первых недель войны) Если сложить перечисленные цифры = 2 311 000 , если прибавить примерное количество убитых раненых, то получится цифра в несколько раз большая чем общее число войск находившееся в европейской части СССР за тот же период времени.
Для того чтобы прикрыть лживость своих цифр аффтар тут же натягивает на всё это общую цифру советских военнопленных за весь период войны и конечно же забывает заметить, что по немецкой статистике "военнопленными считалось всё мужское население в возрасте от 15 до 65 лет ( т.е. и школьники и пенсионеры)
Видимо этот Игорь Гарин — идеологический вор, мошенник и проходимец.
Текст скрыт развернуть
2
Николай Орлин
Николай Орлин 14 мая, в 23:14 Заслуги легендарного маршала четырежды Героя Советского Союза Георгия Жукова перед Россией неоценимы. Военные историки ставят его в один ряд с Александром Великим и Наполеоном, считая, что Жуков, который после себя оставил вечную память о Великой Победе, изменил курс истории.
Авторитет маршала Жукова и в армии, и в народе беспрецедентен. Он четыре раза удостоен звания Героя Советского Союза, награжден двумя высшими орденами «Победа», шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова I степени, многими медалями и орденами иностранных государств, почетным оружием. Он – Герой Монгольской Народной Республики. За время войны Верховный Главнокомандующий в своих приказах 41 раз объявлял ему благодарность.
8 мая 1945 года Г. К. Жуков по поручению советского Верховного Главнокомандования принял в Карлсхорсте капитуляцию фашистской Германии. Это – самая яркая и блистательная страница в биографии выдающегося полководца Георгия Константиновича Жукова. Второе выдающееся событие в его жизни – Парад Победы на Красной площади. Ему, полководцу, внесшему огромный вклад в разгром фашизма, выпала честь принимать этот исторический парад.
В своих мемуарах он особо подчеркивал: «Для меня главным было служение Родине, своему народу. И с чистой совестью могу сказать: я сделал все, чтобы выполнить этот свой долг».
Имя маршала Г. К. Жукова присвоено Военной командной академии противовоздушной обороны. Память о полководце Г. К. Жукове увековечена в названиях планеты, улиц в Москве, Санкт-Петербурге, других городах. В Москве, Екатеринбурге, Омске, Твери, Ирбите, Харькове, Курске, ряде других городов сооружены памятники Г. К. Жукову, в городе Жукове Калужской области установлен его бронзовый бюст, а в деревне Стрелковке – гранитный памятник.
Кто клевещет и льет грязь на этого замечательного человека, прославленного, советского , русского полководца, это предатели и ненавистники России.
Текст скрыт развернуть
0
Владимир Герасимов
Владимир Герасимов 15 мая, в 11:59 После войны этим маршалам все в рот заглядывали и считали их героями.Сталин почему Жукова вызвал из Ленинграда и послал на фронт где командовал Конев.Да потому что не мог получить внятного ответа что делается на фронте и что с войсками? Отсутствовала связь был полный хаос и неразбериха.И если бы Жуков вступивший в командование фронтом не взял его своим заместителем то Конева ждала судьба Павлова.Вот они котлы и пленные по их тупому руководству фронтами.Трусили боялись сказать Сталину правду о положении войск на фронте.Сталин мёртв и на него можно всё валить.А как эти командующие соревновались друг с другом о большем успехе их фронта и лаврах,так что было не до жалости простого солдата(Жуков говорил что бабы нарожают ещё).В Берлинской операции когда танковая армия Украинского фронта каким командовал Конев,ворвалась на окраины Берлина то Жуков на понос изошол и материл их зачем они здесь появились? Всё хотел сделать один и получить лавры победителя.Ради своей славы гробили солдатиков.Жуков с Коневым до конца своих лет плохо относились друг к другу.На суде офицерской чести где судили Жукова за вещи награбленные в Германии председателем суда был Конев. Текст скрыт развернуть
0
Alex Povolotsky
Alex Povolotsky 23 мая, в 09:07 Кашурко - известный мошенник. А Гарин - видимо, просто дурак... Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 280
Комментарии Facebook
Читать

Поиск по блогу

Люди

67268 пользователям нравится сайт myhistori.ru