Рино против Трианона: как складывались судьбы двух шпионов

Александр Огородник и Карел Кехер - одни из самых ярких звезд агентурного противостояния США и СССР эпохи 70-х. Один был завербован ЦРУ, второй - чехословацкой STB. Судьба подарила им совершенно разные мотивы, но оба они были шпионами с удивительно похожими жизненными путями. Ruposters нашел сходства и различия между непримиримыми противниками.

Это были заочные враги с одинаковыми судьбами. Обреченные быть сначала чужими среди своих, а затем своими среди чужих, они стояли по разные стороны баррикад, но каждый - с неправильной стороны. Речь - о советском разведчике Кареле Кехере и шпионе ЦРУ Александре Огороднике. О последнем общественность знает по телесериалу "ТАСС уполномочен заявить...", но и там, как водится, многое надумано для красоты картинки. Как разворачивалась настоящая агентурная борьба?

Отличник и курсант

Воспитанник Севастопольского и Ленинградского морских училищ, с отличной выправкой и блестящими оценками, ожидал своей очереди на проверку зрения для зачисления в команду корабля. Стандартная процедура, парень уже много раз ее проходил, а выход в море был очередной тренировкой перед большими свершениями.

Александр Огородник

Но Александр Огородник, а это был именно он, подозревал, что не сможет в этот раз пройти окулиста - по каким-то причинам у молодого человека село зрение. Так и случилось, и блестящая карьера потомственного военного моряка закончилась, не начавшись.

Карел Кехер - сын кадрового чехословацкого офицера, гимназист-отличник. Окончил физико-математический факультета Карлова университета. Он не отрицал и гордился тем, что его называли выдающимся учеником. Его воля к изучению, буквально выгрызанию знаний затем сыграла знаменательную роль в его карьере.

Он стал победителем в чешском конкурсе и должен был поехать в Африку в качестве работника ЮНЕСКО, но спецслужбы не выпустили его из страны. Его знания и аналитический ум вызывали беспокойство у национальной контрразведки, тем более что в гимназические годы его уже арестовывали за содействие антикоммунистической организации Карела Прухи. Друзья его тогда не выдали, но госбезопасность взяла его имя на карандаш.

Не попав в программу, Кехер ушел работать учителем, а затем - на местное радио, где он отвечал за юмористический отдел. Кехер был человеком прямым и циничным, но любой свой жесткий ответ мог облечь в легкую шутку, чем активно пользовался в жизни.

Меж тем Огородник решил собрать все свои медали, грамоты и награды и отправился поступать в МГИМО. К моменту подачи документов Александр даже сумел наработать некий опыт - он целый год после училища ночами просиживал в типографии у печатной машины. Ему повезло, ведь в МГИМО тогда было попасть просто невозможно без связей. А тут так удачно обком вдруг решил провести комиссию среди учащихся вуза, и оказалось, что сыновей шахтеров и доярок в престижном вузе критически мало (что же это за рабоче-крестьянское государство такое?).

Александр поступил на испаноязычное отделение и сразу оказался отличником высшего порядка. О нем вспоминали еще и как о "позере": он был достаточно манерным, а морская выправка делала его в глазах женщин настоящим ловеласом. В дальнейшем это полуприродное умение сыграет с ним злую шутку.

Пока же Александр учился исправно и так же исправно работал на КГБ под псевдонимом Дмитриев. Он составлял доклады и резюме по заграничным поездкам молодежных делегаций от вуза: с кем студенты общались, что видели, как себя вели. Такое сотрудничество позволило ему обскакать своих именитых сверстников и поступить в аспирантуру, а после нее на высокой должности покинуть СССР. Огородник обосновался вторым секретарем советского посольства в Колумбии.

Националист и аферист

Карел Кехер, 2000-е

Шел 1962 год. Кехера уволили с радио после скандала: он позволил себе слишком открыто пошутить над властью. Прокуратура по надуманному обвинению якобы уличила его в связях с несовершеннолетними девушками, за что его и лишили работы. Тогда-то он и начал работать со спецслужбами, решив, что еще немного - и он может сесть, а с государственной защитой он мог делать, что хотел.

В январе следующего года он официально стал работником STB - чехословацкой разведки. Он просто познакомился с одним из представителей МВД и напросился работать сначала к ним, а после был прикомандирован к STB и стал служить там вполне официально.

Ему присвоили псевдоним "Рино" и начали тренировать для дальнейшей заброски в Соединенные Штаты. Как признает сам Кехер, ему не нравились Советы, но, будучи националистом, он больше ненавидел США, чем советскую власть. В капиталистах он видел угрозу более масштабную, ведь из-за глобального конфликта США с СССР Чехословакия, как союзница коммунистов, должна была пострадать. Позднее он найдет этому подтверждение.

Карел Франтишек Кехер является образованным и исключительно одаренным человеком. Обладает знаниями в областях физики, математики, культуры, журналистики, кинематографии, знает несколько иностранных языков, в том числе русский и английский. Его чертами характера являются точность, аккуратность, добросовестность, умение признать ошибку. Имеет широкий кругозор, интересуется событиями в мире в общем и в США в частности, - говорилось в личной характеристике на Кехера в КГБ.

В 1965 году он вместе с молодой супругой Ханой сначала приехал к дяде в Австрию, а после, по совершенно честному настоянию родственника, эмигрировал в США, где стал учиться в Русском институте Индианского университета в Блумингтоне. Хана устроилась работать в ювелирном магазине.

В STB не особо верили в успешность предприятия. Кажется, что его сбагрили за рубеж больше с целью не дать ему стать мучеником режима и диссидентом. У STB не было для него четкого плана и каких-то контактов в Нью-Йорке. Все, о чем просили спецслужбы - внедриться в ЦРУ. Никаких подсказок и комментариев. Непрофессионализм или дальновидность? Но у Кехера были другие планы, он решил снова стать лучшим учеником, чтобы провернуть то, что он уже сделал с STB - напроситься в ЦРУ.

Огородник зря время не терял. В Колумбии у него появился свой приятный круг знакомых среди сотрудников посольств, он отлично проводил время в компании дам. Однажды к нему подошел некто товарищ Говорухин, который попросил прогуляться с ним по парку.

Говорухин оказался сотрудником КГБ, который напомнил Огороднику о должке за аспирантуру. Александр согласился сотрудничать, но плодотворной работы не случилось, внезапно Огородник оказался лучше исполняющим обязанности секретаря, чем дипломатического шпиона. Одновременно в знак признания заслуг его избрали в состав профсоюзного бюро.

Предположительно, Пилар Беркала, агент ЦРУ в Боготе

Будучи женатым на Александре Арутюнян, Огородник не отказывал в своем обществе другим дамам, закрутил роман с коллегой Ольгой Серовой, но ему все было мало, в дневнике он оставил такую запись:

Я постепенно превращаюсь в блудливую собачонку, которая, потеряв голову, носится за сучкой. Я превращаюсь в беспринципного тунеядца и подлеца, ста­новясь тем самым одним из тех, кого всю жизнь презирал.

Дальше - больше. Своим превосходным умом и, видимо, от вселенской скуки (что такого происходит в довольно тихой на тот момент Боготе?) он занимается аферами: продает служебный автомобиль за 800 долларов, перепродает безакцизные сигареты и виски автозаправке.

Об аферах первыми узнали не гэбисты, которых Огородник знал, как облупленных, а сотрудники ЦРУ (через владельца автозаправки). Знали американцы и о любвеобильности Огородника. Короче говоря, в жизни советского дипломата очень скоро появилась некто Пилар Суарес Беркала. Они познакомились на выставке "Колумбия вчера и сегодня" (очень незатейливая тема), которую колумбийка и организовала. А дальше - классическая "медовая ловушка". Отношения женатого дипломата были тщательно задокументированы на фотоаппарат и ждали момента.

Аналитик и экономист

К тому моменту Кехер уже стал аспирантом Колумбийского университета, его наставником был Збигнев Бжезинский, тот самый яростный антисоветчик. Благодаря его покровительству и ряду личных заслуг, замеченных нужными людьми, Кехер стал внештатным сотрудником американской разведки. Он работал с российскими и ближневосточными газетами, а в начале семидесятых перешел на работу в Пентагон, в канцелярию - переводчиком и аналитиком.

Карел и Хана Кехер

Все шло как нельзя гладко, секретные документы практически одновременно оказывались на столе в STB и у американского начальства. Кехер давал своим ценнейшую информацию о том, какие документы оказывались в руках США. Он выносил их как-то непринужденно легко - просто засовывал папки под рубашку.

Карел вошел в историю еще и как довольно активный сексуальный агент. Кехер охотно рассказывает, как бывал на различных свинг-вечеринках и нудистских пляжах. Как оказалось, в секс-клубах и стрип-барах часто оказывались птицы вполне высокого полета. Главной своей находкой Кехер считает план Рональда Рейгана о превентивном и высокоточном ядерном ударе: операции под кодовым названием "РЯН".

Стратегия предусматривала нападение на Советский Союз с целью выиграть в ядерной войне. Этого предполагалось достичь серией точных ядерных ударов по руководству СССР. Удары должны были быть нанесены так, чтобы деморализованная страна просто не успела ответить. Предусматривались и потери среди населения США. Стратегия эта была признана "истеричной" и несоответствующей реальной угрозе.

Согласно нескольким мемуарам, директор ЦРУ Роберт Гейтс намеренно игнорировал в своих докладах о ситуации с ядерными программами СССР факт, что Союз не намерен первым запускать ракеты. Он прямо вводил президента Рейгана в заблуждение, внушая ему, что угроза неминуема. Гейтсу вторили несколько близких к Рейгану советников-неоконсреваторов (Каспар Уайнбергер и Ричард Перл). Только после их ухода из Белого Дома стало возможным ядерное разоружение 80-х.

В 1973 году к Огороднику пришли респектабельные джентльмены, предложившие свои услуги по неразглашению весьма нелицеприятных фотографий. Однако Огородник прекрасно понимал, кто перед ним, поэтому сам согласился сотрудничать, ожидая ответных шагов. Они последовали. Через Пилар дипломат получил несколько увесистых конвертов, а также абонемент на обследования у дантиста. Стоматология эта была непростая - она оказалась вербовочным штабом ЦРУ, где Огородника научили пользоваться ручкой-фотоаппаратом и шифровать передачи. Он стал "Трианоном".

Александр Огородник, 1975 год

Огородник ненадолго отлучился в Москву, чтобы оформить все по совести: развестись с Арутюнян и закончить некоторые дела. Он был готов снова работать и благодаря своей новой пассии, поощрявшей его трудоголизм, стал снова влиятельным работником. Ему начали поручать более важные дела, в том числе составление и отправку сверхсекретных документов по экономическим отношениям СССР с рядом стран с использованием секретной информации. Уже тогда на него и нескольких его коллег была наводка - кто-то из них крыса.

С окончанием командировочных в Колумбии он перевелся в Управление по планированию внешнеполитических мероприятий. В обед он отлучался на прогулки в Парк Победы, где перебирал камешки. Самым серьезным его документом стал доклад советскому руководству о советско-китайских экономических отношениях. Президент Кеннеди, получив эти документы, говорил, что не читал ничего полезнее.

Узник и мертвец

Работая в аналитическом отделе ЦРУ, Кехер занимался материалами, с помощью которых можно было завербовать потенциальных шпионов из стран третьего мира: компромат, информация о предпочтениях и так далее. Он обратил внимание на большое количество материалов из Колумбии, касавшихся советского посольства. Из тех документов было понятно, что Огородник - наиболее успешная и лояльная единица ЦРУ в американской шпионской сети.

Кехер узнал об Огороднике все - от связей с любовницей до его афер в посольстве. В этом человеке он узнал способного и целеустремленного человека с похожими тараканами в голове. Со своей позиции он попытался уверить начальство, что Огородник - не тот кто им нужен, и одновременно встретился с кураторами из КГБ, чтобы доложить об обстановке: нескольких человек в Боготе ЦРУ рассматривает на должность шпионов, они ненадежные.

Но тут с Кехером случился прокол. Донесения, отправленные в Прагу, получил шеф внешней разведки Олег Калугин, который оказался американским шпионом. Он вызвал Кехера в Прагу, чтобы скомпрометировать, а Кехер поехал. Сам чехословацкий шпион считает, что Огородник подчинялся лично Калугину, поэтому и решил уничтожить Кехера - нужно было спасти своего подопечного. Но судя по следствию в отношении Огородника, его данные напрямую шли через американское посольство в Москве.

Олег Калугин

В 1977 году в квартире у Огородника проходили тайные обыски. На него указывало многое. Помимо шифровки из Праги, от военной разведки докладывали, что появился еще один шифрованный канал связи с Франкфуртом. По времени появление канала и начало работы Огородника в Москве совпадали. Во время обысков нашли контейнеры с пленками и реконструированный радиоприемник.

Когда же Огородника пришли арестовывать, он пожелал во всем признаться. Когда ему выдали ручку, он вдруг откусил от нее кусок и стал захлебываться собственной кровью, спасти шпиона не удалось. Впрочем, так звучит официальная версия. По мнению Кехера, следователи фактически убили Огородника, у которого от шока случился сердечный приступ, а приехавшей "скорой" те сказали, что он умер от яда. И лечили умиравшего от сердечного приступа с помощью антидотов от яда.

В 1982 году к Кехеру и Хане постучалось ФБР. Прямых улик на него было недостаточно, а перевербовке убежденный националист не поддавался. Кехера решили тихо лишить гражданства США и отправить обратно в Прагу. Но в день отлета Кехера федералы устроили киношное задержание шпиона в аэропорту Нью-Йорка. Кехер неожиданно для них сознался в шпионской деятельности и должен был бы фактически исчезнуть в тюрьме, но по настоянию адвоката Кехера СССР решил обменять его на диссидента Натана Щаранского.

Кехер устроился работать научным сотрудником Прогностического института Академии наук ЧССР. Фактически исчезнув, преобразившись и будто бы умерев для своей прошлой жизни. Впрочем, как и все бывшие шпионы.

https://ruposters.ru/news/09-08-2018/protiv-trianona-skladiv...