Комдив Щорс: что случилось с "украинским Чапаевым"

 
 

Когда в конце 60-х после эксгумации останков красного комдива Щорса были рассекречены данные медэкспертизы, стала набирать популярность версия о том, что он пал от рук своих же соратников. Почему на протяжении десятилетий советская власть скрывала истинные обстоятельства смерти красного командира?

По одной из популярных версий, Щорс был убит по указанию Троцкого, который не любил «слишком строптивых» командиров. Александр Кузьмищев в статье «Краском Щорс: загадка смерти, загадка славы» приводит примеры устранения своевольных комиссаров и вожаков красного казачества.

В роковой день после того, как Щорс якобы отказался выполнять ряд приказов армейского руководства, к нему с инспекцией направили Семена Аралова – члена Реввоенсовета и доверенное лицо Троцкого. Через 3 часа Аралов направил Троцкому просьбу «подыскать нового комдива», но только русского, так как «украинцы все как один с кулацкими настроениями» (напомним, что украинец Щорс командовал 1-й Советской украинской дивизией). В ответе Троцкий поручил почистить ряды и «освежить» командный состав, отказавшись от политики примирения. Шифровка содержала буквально следующее: «Хороши любые меры, а начинать нужно с головы».

Приняв эту версию за истинную, несложно понять причины, по которым заказное убийство Щорса выдали за гибель от пули петлюровцев. В пользу сокрытия улик говорит и то, что никакого разбирательства по делу не проводилось, а тело Щорса было спешно и без церемоний захоронено в цинковом гробу в Куйбышеве (ныне Самара).

За 5 дней до трагедии в 44-ю стрелковую дивизию во главе с Иваном Дубовым влилась дивизия Щорса. Свои полномочия Дубовой передал Щорсу. Вполне вероятно, что от подобного не был в восторге ни сам Дубовой, ни «костяк» его дивизии.

В этом случае намеренное убийство Щорса или его трагическая гибель от шальной пули, оказывается Дубовому на руку. Он, как свидетель, закрывает глаза на трагедию, когда первым оказывается рядом с раненным Щорсом. Более того, увидев характер ранения и то, что пуля вошла через затылок, он перебинтовывает рану и не разрешает снимать повязку даже полковой медсестре Анне Розенблюм. Не для того ли, чтобы как можно меньше свидетелей увидели, что произошло на самом деле?

В 1937 году власть убрала нежелательного свидетеля. Дослужившийся до харьковского военкома Дубовой был арестован, обвинен в троцкистком заговоре и расстрелян. Хотя Дубовой написал в 30-е годы книгу воспоминаний, он не мог лично подтвердить или опровергнуть обвинения, прозвучавшие три десятилетия спустя.

 

По одной из версий, именно Дубовой мог быть тем человеком, который выстрелил в Щорса. Сложно говорить о причинах: исполнял ли Дубовой «заказ» сверху или пытался сохранить карьерные возможности и устранить популярного конкурента.

В протоколе допроса от 3 декабря 1937 года Дубовой сделал шокирующее признание, заявив, что убил Щорса «из личной ненависти и желания занять его место». Подозрения в адрес Дубового высказал в марте 1938 года и Каземир Квянтек – командир 388-го стрелкового полка, который в момент трагедии находился рядом. Из Лефортовской тюрьмы он направил на имя наркома Ежова обличительную бумагу с обвинениями в адрес Дубового.

Есть и еще один вариант: если признать, что пулю выпустил кто-то из недовольных солдат, то командир Дубовой пытался стабилизировать обстановку. Возможно, он испугался повторения мятежа бунтовщиков Нежинской бригады, входившей в состав 44-й дивизии и отказавшейся двумя месяцами ранее выполнять приказы командования.

Разоружением «нежинцев» и их расстрелом руководил Щорс, который на тот момент не являлся комдивом 44-й, поэтому оставшиеся в строю солдаты вполне могли иметь на нового командира зуб. В таком случае Дубовой всего лишь скрыл правду для предотвращения очередного солдатского мятежа, ведь бунтов в Красной армии и без того хватало.

 

Несмотря на заслуги, при жизни Щорс не был легендой. Прославленного героя из него сделали уже в конце 30-х. А посыл направил не кто иной, как «отец народов». После выхода фильма «Чапаев» Сталин рекомендовал Довженко поискать украинский аналог и прямо назвал имя Щорса.

Зная о ключевой роли Сталина в создании легенды, не кажется удивительным засекречивание результатов эксгумации, проведенной в 1949 году по указанию Кремля. Приуроченный к 30-летию со дня гибели героя розыск могилы в Самаре и перезахоронение останков просто не могли сопровождаться обнародованием шокирующих подробностей его гибели. Зато это стало возможным в 60-е, после разоблачения культа личности Сталина в 1956 году.

 

С учетом того, что причиной героизации Щорса стало прямое указание Сталина, становится понятно, почему в те годы не был озвучен троцкистский след. Несмотря на то, что в сталинскую эпоху на свет выплыли многие злодеяния Троцкого, вероятно, что сокрытию заказного убийства невольно поспособствовал сам Сталин. Вернее – страх разочаровать вождя нелицеприятными фактами гибели «созданного кумира».

 

В пользу версии сокрытия правды о смерти народного героя, созданного по указу Сталина, говорит и корректировка официальной биографии прославленного командира. Пионеры рассказывали, что сын рабочего-железнодорожника посвятил всего себя делу Революции, и только после 60-х годов появилась альтернативная биография, из которой следовало, что Щорс родился в кулацкой семье, а мечтой его юности было служение Богу.

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх