Интересные факты о том, что осталось за кадром фильма «Человек-амфибия»

В СССР картина “Человек-амфибия” вышла в прокат в январе 1962 года. Молодой режиссер Владимир Чеботарев зачитывался романом Беляева о фантастическом плавающем человеке с детства.
Когда в киностудии он увидел сценарий “Человека-амфибия”, решил не раздумывая снимать фильм. Задача казалась непосильной, но совместными трудами съемочной группы был снят шедевр, который нравится зрителям даже спустя 57 лет.
Что осталось за кадром узнаем далее.
 

Голливуд не решился

Взяться за съемку картины, большинство сцен которой проходят под водой, не решился даже всесильный Голливуд.
Когда студия Диснея узнала, что советские кинематографисты сняли “подводный” фильм, их удивлению не было предела.
 

Мы, зрители, видим на экранах захватывающие подводные сцены, каждая из которой стоит оператору Эдуарду Розовскому титанических усилий. Аппаратуры для подводных съемок в СССР не было, каждую камеру запечатывали в герметичный бокс, конструкцию которого придумал Розовский.
Съемки проходили в Крыму, а Черное море не богато на диковинные виды рыб. Чтоб показать в кадре живность, было решено снимать сцены под водой через специальные аквариумы, в которых плавали “подсадные” рыбы. А вот проблему с освещением решили масштабно: под воду опускали фары с самолетов, только они могли выдержать давление воды и не лопнуть.
Досталось и декораторам. Подводные пейзажи: растения и поролоновые коралловые рифы, приходилось ежедневно обновлять, так как за ночь из обгладывали рыбы.
 

Актеры-подводники

Главных героев под водой подменяли дублеры. Профессиональные пловцы иногда рисковали жизнь для красивого кадра. Особенно натерпелась Галина Шурепова, она дублировала Гуттиэре.
 
 

Шурепова — первая в СССР женщина, которая профессионально занималась подводным плаванием. Однажды, ей нужно было проплыть через грот, под водой, конечно же. Монтажники прикрепили к скале декорацию, а предупредить водолазов о ней забыли.
Проплывая под камнем, Галина зацепилась за штырь декорации купальником. Все силы ушли на попытки выбраться из ловушки. Ей пришлось снять купальник и всплывать, уже на воздухе она потеряла сознание.

Съемки главных героев

 

Роль Ихтиандра стала первой главной ролью для Владимира Коренева. Режиссер специально искал для картины новые, свежие лица. Кореневу едва исполнился 21 год. Он был настолько худым, что в блестящем костюме ихтиандра постоянно мерз под водой.
Пришлось шить для него резиновую рубашку и плавки. Между костюмом и резиновым комплектом вставляли поролон, чтоб хоть немного скрыть худобу Коренева.
16-летняя Анастасия Вертинская уже была звездой Советского Союза. В 15 она снялась в картине “Алые паруса”. Ее Гуттиэре, даже по современным меркам, выглядит очень стильно. Костюмеры постарались сделать костюмы героини максимально “заграничными”. За 3 года до съемок в Москву приезжал показ мод от дома Диор.
 

Платья Гуттиэре — практически точная копия диоровских нарядом: тонкая талия, вышивка, пышные юбки до колен. Все советские модницы подражали стилю героини Вертинской.
Министр культуры Екатерина Фурцева однажды отметила, что наряды из фильма “Человек-амфибия” просто подарок для текстильной промышленности, киношники обеспечили их работой.
Кстати, по сюжету романа, действие происходит в Аргентине, на экранах роль заокеанского Буэнос-Айреса исполнил Баку, а все эпизоды с водой снимали в Крыму.
 

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх