Война воров

87595-663x522

Есть поговорка, что в СССР половина страны сидела, половина охраняла. Поэтому войны воров старой и новой формации, "сучьи войны", не были частным делом уголовников, в них оказалась втянута большая часть населения…

Воровской ход

"Воры в законе", "законники" были верхушкой преступного мира Советского Союза. Формирование этого сообщества шло с конца 20-х годов ХХ века, но некоторые исследователи возводят генеалогию воров от русских офеней.

"Воровской ход" предполагал особый уклад жизни. Воры были особой кастой со своими законами.

Настоящий вор не мог иметь семьи, ни при каких условиях не мог сотрудничать с властью, не мог иметь частной собственности и предметов роскоши. Всё, что добыто - шло в "общак", присмотр за которым и был главной обязанностью "воров в законе".  

clip_image001

Отношение к деньгам у них должно было быть легким. Принцип, сформулированный героем комедии "Джентльмены удачи" "Украл - выпил - в тюрьму" вполне себе соответствовал реальности.

Для воров зона всегда была вторым домом, а с учетом того, что по воровским понятиям ворам не было принято иметь дома, то первым. В зоне ворам нельзя было сотрудничать с властью, они не могли работать. Даже ударить в рельс по просьбе "вертухая" считалось признаком того, что вор "ссучился".

Проступок провинившегося разбирали на сходке-правилке, наказывали, а в некоторых случаях могли и убить. Воры были настоящими королями "подземного мира". Даже несмотря на то, что им воспрещалось сотрудничать с властью, они держали на контроле все процессы на зоне. До поры до времени.

Нужные воры

Нужно сказать о том, что воровская система была поначалу даже нужна советской власти. Это была удобная форма самоорганизации лагерной жизни. Воры не работали, но при этом имели достаточно власти и влияния, чтобы держать жизнь в зоне "под каблуком".

прибывшие-зк

Общее между ворами и властью было и то, что воровская община изначально формировалась по типу партийной ячейки. "Делегатов" и "секретаря" выбирали голосованием на сходках, для "новичков" нужны были две рекомендации от других воров.
Советская власть, пока это было ей выгодно, относилась к ворам даже с сочувствием. Что не удивительно - многие революционеры, первые члены партии, сами прошли через тюрьмы.

Ситуация начала меняться в предвоенные годы, когда принципиальное неучастие воров в лагерных работах снижало нормы выработки. Положение воров стало шатким.

Ломка понятий

Событием, кардинально изменившим воровской мир, стала Великая Отечественная война. Рецидивистов на фронт не брали, но осужденные по нетяжким статьям могли попробовать "искупить кровью".   В 1942 - 1943 годах специальными постановлениями Государственного Комитета Обороны на фронт направились более 157 тысяч бывших заключённых. Всего за годы войны ГУЛАГ передал на фронт почти миллион человек, 975 тысяч.

clip_image002

После войны многие из блатных, воевавших на фронте, вернулись в лагеря. Зона их не приняла, воры-старозаконники считали всех тех, что сотрудничал с государством, изменниками, "ссучившимися".  В военные годы снабжение тюрем, и так весьма скудное, было урезано в разы. Логично, что "суки" возвращались в лагеря, где воры, не отступившие от "воровского хода" были на них весьма обозлены. Устои, сложившиеся ещё с конца 20-х годов, разрушались, наступала долгая эпоха так называемым "сучьих войн".

Вернувшиеся с фронта блатари, среди которых было немало уважаемых воров, поначалу рассчитывали на мир и понимание со стороны "законников", но воры не стали принимать "вояк" обратно. Поняв, что закон уже не изменить, "суки" поняли, что нужно принимать свой закон. В 1948 году на пересылке в Ванинский порт он и был объявлен. Тогда и началась настоящая полномасштабная "сучья война", ножи и оружие собиралось по всей Колыме.

Воровской мир любит театральность. Для перехода в новый воровской закон был изобретен обряд - целование ножа. Поцеловавший нож терял всякие права в воровском мире и навсегда становился "сукой". Отказников убивали, но не просто, а перед смертью ещё и "трюмили" - избивали и давили металлическими дверями.

В ходе "сучьих войн" было сформировано также и третье воровское сообщество - "беспредельщины". Они с равной ненавистью относились и к старым ворам, и к "сукам". Сучьи войны существенно проредили воровское сообщество, раскололи его. Инициировалась агрессия как изнутри, так и снаружи. Стравливая воров, власти вполне успешно решали свои задачи.

Кто с ножом к нам...

Раскол среди воров продолжался. Появились так называемые "польские воры", которые добровольно сошли с "воровского хода", ворами старого формата они также воспринимались как "ссученные". 

Особняком стояли те, кто отошел от "старого закона", но не примкнул к "польским ворам". Эти блатные создавали в тюрьмах и на зоне свои кланы. Однако они были малочисленны, слабы и власти имели мало. К ним относились "анархисты", "ломом подпоясанные", "красные шапочки", "чугунки".

clip_image004

Нужно понимать, что "сучьи войны" не были локальным явлением, ограниченным тюремными и лагерными стенами. Противостояние это, длившееся с конца сороковых до середины 50-х годов, затронуло весь Союз. Особенно ярко оно проявлялось в восточных и северных областях. Геолог Сергей Потапов, в 1954 году проезжавший на вахту через Якутск, вспоминал:

"Помню, как народ на вокзале вдруг резко притих. В воздухе повисло какое-то тревожное ожидание. Потом я увидел, как по перрону идет толпа. Люди рядом стали перешептываться: "Воры". Люди шли вдоль полотна, выбирали кого-нибудь из толпы, поднимали голову, смотрели. Видно, кого-то искали. Уже потом я узнал, что здесь во всю идет война старых и новых воров".

В "сучьих войнах" не было победителей, однако со старым "воровским ходом" власти, можно сказать, успешно покончили. К концу пятидесятых в СССР от старых воров 30-х осталось лишь 3%. Способствовало этому и открытие специальных тюрем ("Белый лебедь"), где ворам пришлось работать.

В 1980 году в этой тюрьме было создано ЕПКТ (единое помещение камерного типа), заслужившая себе недобрую славу среди воров всех мастей. В ЕПКТ отправляли рецидивистов со всей страны (около 4, 5 тысяч), здесь "раскороновали" 130 воров в законе. Для того, чтобы масштабное истребление воров прекратилось, им пришлось принимать новые законы.

http://ussrlife.blogspot.com/2014/09/blog-post_29.html

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх