Почему для покушения на Сталина немецким диверсантам шили специальное пальто

После того, как теракт против руководителей трех союзных держав — Сталина, Рузвельта и Черчилля, замышлявшийся немцами в ходе Тегеранской конференции в 1943 году, был сорван, разведывательно-диверсионный орган СД «Цеппелин» принял решение ликвидировать верховного главнокомандующего СССР прямо в Москве. Двое диверсантов, бывшие советские граждане, перешедшие на сторону врага, супруги Лидия Шилова и Петр Таврин (настоящая фамилия Шило) 27 сентября 1944 года передали немецкой разведке первую радиошифровку о якобы успешном начале операции.

На самом деле сразу по прибытии на территорию Советского Союза террористы попали в руки советской контрразведки и посылали немцам ложные шифрограммы уже с конспиративной квартиры НКГБ.

Провал операции

Как гласит официальная версия, рецидивист Петр Таврин, в 1942 году добровольно перешедший из рядов Красной армии на сторону нацистов, проходил диверсионную подготовку в центре «Цеппелин-Норд», который сначала находился в Пскове, а затем переместился в Ригу. В январе 1944 года с Тавриным трижды встретился главный диверсант Третьего рейха Отто Скорцени и разъяснил детали возложенной на него миссии – убить Сталина прямо в советской столице. 5 сентября 1944-го летчики-асы Люфтваффе из авиагруппы «КГ-200» на специальном четырехмоторном самолете «Арадо 232», предназначенном для высадки диверсионных групп в ночное время и на любой местности, предпринимают неудачную попытку забросить террористов на территорию СССР. По одной версии, самолет, на борту которого находились диверсанты, был подбит зенитчиками противовоздушной обороны Московского округа, после чего летчики были вынуждены совершить аварийную посадку в районе Ржева. По другой версии, подтвержденной на допросе самим Тавриным, посадка под Ржевом была запланирована, но во время нее самолет получил серьезные повреждения. Так или иначе, стоило диверсионной группе совершить посадку, как они вместе с экипажем были тут же взяты под арест сотрудниками НКВД-НКГБ. При Шиловой обнаружили фальшивые документы младшего лейтенанта СМЕРШ. У Таврина были изъяты поддельные документы майора военной контрразведки СМЕРШ и Героя Советского Союза, подлинная звезда Героя Советского Союза, ордена и медали, снятые немцами с убитых офицеров Красной армии, чистые бланки различных удостоверений, более сотни печатей всевозможных советских учреждений. Кроме того, при агентах разведывательно-диверсионной организации СД «Цеппелин» были обнаружены пистолеты с пулями разрывного и отравляющего действия, радиоуправляемое взрывное устройство и спецоружие «Панцеркнаке» с девятью реактивными гранатами.

 
 

Чудо-оружие

Портативный гранатомет «Панцеркнаке», 30-миллиметровый заряд которого способен был пробить броню в 35-40 мм на расстоянии в 300 метров, составлял всего 20 см в длину и 5 см в диаметре. Крепился «Панцеркнаке» ремнями прямо к руке и приводился в действие кнопочным устройством. Для срабатывания электрического механизма на поясе размещалась небольшая батарея.

Если пистолеты пригодились бы в случае близкого контакта с «отцом народов» во время одного из официальных мероприятий, проникнуть на которое Таврину могла помочь сфальсифицированная героическая биография, то спецоружие «Панцеркнаке» немецкие террористы должны были применить, если представится возможность убить Сталина прямо в его бронированном автомобиле во время поездки по городу.

Для маскировки гранатомета Таврин заказал в одной из рижских пошивочных мастерских фирменное кожаное пальто работника СМЕРШ, отличительной особенностью которого стал неодинаковый размер рукавов – правый шире левого. В правом рукаве диверсант и намеревался спрятать орудие убийства. По одной из версий, так и не получившей, правда, достаточного документального подтверждения, благодаря этому пальто советской контрразведке и стало заранее известно о готовящемся забросе немецких диверсантов: о необычном заказе спецслужбам сообщили рижские подпольщики.

 
 

Расплата

Судьба как самих немецких террористов, так и членов экипажа диверсионного самолета была незавидной. В августе 1945 года по приговору Особого совещания при НКВД летчики «Люфтваффе», осуществлявшие заброс террористов на территорию СССР, а потому не попадавшие под категорию военнопленных, были приговорены к расстрелу. Таврина и Шилову еще несколько лет спасало сотрудничество с советской контрразведкой, которая сначала вела с неприятельской стороной радиоигру под кодовым названием «Туман», желая предотвратить высадку новых немецких диверсионных групп, а затем, уже в послевоенные годы, использовала несостоявшихся убийц Сталина как приманку для возможных нацистских агентов. Однако в 1951 году Таврин и Шилова были преданы суду и также приговорены к высшей мере. Год спустя приговор был приведен в исполнение.

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх