Бунт «Царицы Тамары»: как грузинские легионеры Гитлера убили 812 немцев

Ночью 5 мая 1945 года грузинские легионеры, расквартированные на голландском острове Тексел, подняли восстание против своего немецкого командования. На подавление бунта вермахт направил многочисленное подкрепление, но практически безоружные грузины продолжали сопротивляться до 20 мая 1945 года.

Грузинские легионеры

Осенью 1944 года нацистское командование перевело на голландский остров Тексел батальон «Царица Тамара», грузинский легион вермахта. Сформирован он был летом 1943 года, а бойцы участвовали в борьбе против польских и советских партизан.

Состояло подразделение из 800 грузинских легионеров, среди которых числилось также несколько десятков русских и армян.

 

Командные должности занимали немецкие офицеры, руководил подразделением майор Клаус Брайтнер. На острове Тексел коллаборационисты выполняли вспомогательные функции. По воспоминаниям местных жителей они не носили оружия и говорили, что они бывшие пленные, которые вступили в батальон под угрозой расстрела. На новом месте грузины вошли в контакт с голландским сопротивлением, для которого воровали со складов вермахта продукты и медикаменты.

К февралю 1945 года легионеры наладили связь с ячейкой компартии Нидерландов и договорились о совместном восстании. Голландцы, понимая, что немцы скоро будут разгромлены, просили грузин отказаться от кровопролития, но руководители подполья, Шалва Лоладзе и Валико Згенти, ответили, что ждать больше не будут.

Час расплаты

Восстание началось в ночь с 5 на 6 мая с убийства ефрейтора Алекса Рейнхарда, охранявшего отделение гестапо в городке Ден-Бург. К часовому подошло несколько человек в немецкой форме и после сигнальной фразы: «С днем рождения», набросились на него и закололи штыками. Огнестрельного оружия у грузин не было, но за три часа они смогли ножами убить более 400 немцев из гарнизона острова.

 

Участник восстания Евгений Артемидзе в интервью голландским журналистам сказал: «Мы хотели пить кровь этих сволочей!». Бывший легионер говорил, что в то утро они мстили за издевательства в концлагерях и резали немцев прямо в постелях. Местный житель Алекс Койтельберг вспоминал, что земля перед зданием комендатуры была усеяна зарезанными немцами, лежавшими в лужах крови.

 

Немецкое подкрепление

Командир 822-го батальона, капитан Клаус Брайтнер, убежал с острова на лодке в одних кальсонах, но нескольким сотням немцев удалось укрыться на береговых батареях в восточной и южной части острова. Оттуда они начали обстрел позиций восставших. За несколько часов центр городка Ден-Бург оказался полностью разрушен, а легионеры безуспешно пытались выбить немцев с батарей.

 

Для борьбы с «предателями» немцы направили 2000 тысячи солдат 163-го полка, которым приказали пленных не брать. Несколько раз остров бомбила немецкая авиация. Часть восставших закрепилась на одном из маяков на севере Тексела, где через несколько дней их всех убили. Уцелевшие легионеры укрылись в лесах, куда немцы боялись идти из-за минных полей.

Местный житель Вим дер Армен вспоминал, что ночью остров принадлежал грузинам «...они подрывали нацистские патрули, нападали на КПП. Моя семья прятала одного из раненых «русских» в подвале, хотя за это полагался расстрел». Из-за того, что еще 2 мая восставшие уничтожили кабель связи, о капитуляции Германии на острове не знали.

 

Конец восстания

Слухи о конце войны появились 15 мая, а бои на острове шли до 20 мая и закончились после высадки канадских войск. Немцы сдали оружие, а из леса вышли 228 уцелевших грузин. В боях погибло 565 легионеров, немцы потеряли убитыми 812 солдат и офицеров. Количество жертв местного населения составило 120 человек.

В соответствии с договоренностью, командование союзников передало бойцов батальона «Царица Тамара» советской стороне. Большинство коллаборационистов были арестованы и направлены в лагеря. В 1956 году их всех реабилитировали.

Каких советских пленных женщин немцы ненавидели больше всего

 

Несмотря на подписанные Германией Гаагскую и Женевскую конвенции о военнопленных, в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте их положения не соблюдались. При том, что на Западноевропейском ТВД ситуация была диаметрально противоположной: пленные англичане, французы, бельгийцы содержались в лагерях во вполне цивилизованных и комфортных условиях. Но, как вспоминает Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо», самая ужасная судьба ожидала советских женщин-военнослужащих, многие из которых предпочитали смерть пленению.

..

Споры о том, был ли исходящий с самого верха приказ о том, чтобы приравнивать советских женщин-военнослужащих к партизанам и расстреливать на месте, идут до сих пор. Скорее всего, был, но, по всей видимости, устный, а не письменный. В форме документа, подписанного кем-то из руководства Третьего Рейха он точно не сохранился. Но вот в архивах 4 армии (входила в состав ГА «Центр») есть приказ за подписью Клюге с его же комментарием «Женщины в военной форме подлежат расстрелу, а не пленению». Первые месяцы войны наглядно демонстрируют, что даже если общего приказа от руководства Вермахта не было, специальные распоряжения на уровне частей и войсковых соединений существовали.

 

Существует достаточно много документальных свидетельств того, что захваченных красноармеек казнили с особой жестокостью. Позже по частям было разослано предписание ОКХ (верховного командования сухопутными силами) о признании красноармеек военнопленными и необходимости их пленения, однако в первые годы войны приказ выполнялся неохотно.

Тем более, что распоряжение имело определенные «лазейки», которыми немцы охотно пользовались. Так расстрелу подлежали «вольные стрелки» — гражданские, оказывавшие сопротивление с оружием в руках. Достаточно было сорвать с пленной женщины военную гимнастерку, и она превращалась в такого «вольного стрелка». Ну, а про многочисленные провокации и расстрелы якобы при попытке побега и говорить не стоит.

Снайперы, санитарки, разведчицы

Именно эти три категории советских женщин-военнослужащих были самыми ненавистными для солдат и офицеров Вермахта. За что в этот список угодили представители вроде бы мирной медицинской профессии – не совсем понятно. Видимо, после первых дней войны и активного сопротивления, с которым немцы столкнулись на Восточном фронте, любая женщина в форме красноармейца вызывала у них раздражение и злость.

Рядовой Вермахта Бруно Шнейдер в своих воспоминаниях рассказывал про попытки немцев перевербовать попавших в плен красноармеек. Фашистов особенно интересовали снайперши, разведчицы, диверсантки. Но случаи перехода красноармеек на сторону врага если и были, то имели исключительный характер. Так что с пленницами в военной форме немцы особенно не церемонились. Да те и не ждали ни пощады, ни сладкой жизни: несколько гранат, чтобы подорваться и забрать с собой как можно больше врагов, были обязательной частью снаряжения большинства женщин-снайперов и разведчиц.

К 1943 году ситуация на Восточном фронте начала меняться, и немцы стали все больше опасаться наказания за свои зверства. От практики жестоких казней после издевательств стали постепенно отказываться, а лагеря для военнопленных стали пополняться красноармейками.

Как рассказывает Арон Шнеер в книге «Плен», все они при поступлении проходили обязательный осмотр у гинеколога – на предмет наличия венерических заболеваний. Удивило немецких медиков то, что 9 из 10 незамужних советских солдаток были девственницами.

Популярное в

))}
Loading...
наверх